8 в квадрате

                                                                                                                                                                                                                                 Nosce te ipsum

- Прием. 8-й доложите обстановку. Вы в каком квадрате? Прием.
   Связь на поле боя – это высшая форма отражения объективной действительности. Рация – это инструмент той самой высшей формы. Штука веселая, особенно когда ей в бою отстрелили микрофон. Ты все слышишь, все понимаешь, а сказать ничего не можешь, как ни ори. Восьмой устало вздохнул и, ради справедливости, отстрелил динамик. Стоящий неподалеку ящер, с детским любопытством рассматривающий развороченный танк, резко обернулся на выстрел.
- Нервы. – Восьмой, оправдываясь, отшвырнул то, что осталось в лапе.
- А я уже подумал, что ты застрелился. – Засмеялся Годзилла. – Двинули, тут никто не выжил.
   Остров - идеальное место, как достопримечательность, для туристов и, как неприступная крепость, для бандитов. Когда мы только десантировались на этот остров, нас было семеро. Ну, вы же сами прекрасно понимаете, если ты не гость, то ты не друг. Вот нас и пощелкали как котят из странных книг.  То, что мы выполнили миссию и главы черепашьего картеля были ликвидированы не в счет. Наши боевые товарищи от этого живей не стали.
    Остров О-Ки-Дай воистину великое творение природы, которое с высоты полета птеродактиля очертаниями напоминает огромную черепаху. Да и легенда у острова соответствующая. В трактате «Семь зеленых мудрецов за рюмкой чая» говорится, что в эпоху Великой воды Большие черепахи предпочитали только плавать. Сие предпочтение объяснялось тем, что суши, как таковой, не было. 
    И вот, во время очередного заплыва на дальнюю дистанцию, одна из Больших черепах, отличающаяся своей ленью, отбилась от черепашьего стада. Обосновав этот поступок тем, что пока она вздремнет, все к тому времени уже поплывут обратно. Сон у больших черепах был богатырский, не то, что сейчас тихий час. Ну, большая черепаха потянулась, сладко зевнула и опустила якорь на дно.
   Да вот незадача произошла, пока черепаха спала, на солнце, кто-то забыл выключить утюг, и произошла большая вспышка. Водоросли взбеленились и всплыли на поверхность. Как обычно в таких случаях поднялся ветер, дождь, гром и молнии… в общем спецэффекты по первому разряду. Тут бы черепахе проснуться и деру дать, да больно сон был крепким. Водоросли швыряло из одной волны в другую, из другой волны в черепаху.
   Прошло не так уж много времени как водоросли обвили всю черепаху, с головы и до самого якоря. И когда черепаха проснулась, её ждал не совсем приятный сюрприз – она оказалась связанна непонятными сорняками и ими же привязана к морскому дну. Черепаха принялась дергаться, чертыхаться и вопить. Ничего не помогло. Рыбы в сторонке посмеивались и жестами давали какие-то советы, но черепахе было не до шуток. Силы на сопротивление медленно таяли. В животе было пусто, а нехорошие рыбы добровольно заплывать в пасть категорически отказывались.
   Пришлось черепахе сесть на водорослевую диету. Конечно, и у водорослей были свои преимущества. Они были богаты содержанием йода и всякими микроэлементами. Сонная черепаха грустно переваривала морские водоросли, а грустные водоросли сонно переваривали морскую черепаху. Черепаха на таком рационе в скором времени отощала, но и надкушенные водоросли уже не так сильно обхватывали черепаху. Под панцирем забрезжило два луча. Один был луч надежды, а другой был в конце туннеля.
   Черепаха собрала все свои последние силы и ринулась вперед. Как всегда в таких случаях случилось чудо и она освободилась. В то же мгновение стая посмеивающихся рыб отправилась к праотцам. В животе стало теплее и лапы задвигались быстрее. Такой свободы черепаха ещё не ощущала.
   Но, все же чего-то не хватало. «Якорь!» мелькнуло в голове. Черепаха повернула назад и замерла. На воде, в том месте, откуда она, только что, с таким трудом вырвалась, мерно покачивался панцирь большой черепахи, опутанный водорослями, на которых уже лежала земля, на которой уже росла трава…
- На карте показана система туннелей. – Годзилла почесал затылок – Только на фига они нам?
- Там можно полазить. – Восьмой обыскивал свалившегося с пальмы неосторожного снайпера.   
- Можно. – пожал плечами Годзилла. – Костерчик разведем. Помедитируем.
   Вода во фляжке заканчивалась, а спички кончились, когда они поджигали бензоколонку.
- Спичек нет. – Обыскав снайпера, разочарованно зевнул Восьмой.
- Медитация отменяется… - вздохнул Годзилла и, увидев вертолет на лужайке, очень обрадовался.
   Из кабины выскочила черепаха и вертолет взлетел на воздух. Ящеры пригнулись и над ними игриво пролетела лопасть. Черепаха воровато огляделась и, увидев ящерный десант, бросилась наутек.
- Нда. – Сплюнул Годзилла - Рожденные ползать вчера не полетят сегодня.
- Надоели мне эти камикадзе. – Восьмой одолжил у распластавшегося снайпера винтовку и прицелился.
   Черепаха, словно по команде, упала после хлопка. Гильза со звоном отлетела от камня.
- Отжаться забыл. – усмехнулся Восьмой.
- Осторожно, злая черепаха… - Ящер, что-то вспомнив, захохотал.
    Рядом из кустов неожиданно выпрыгнуло две черепахи в бронежилетах. Раздалась автоматная очередь. Ящеры перепрыгнули через стреляющих черепах и скрылись в тех же кустах. Черепахи не ожидали такой подлости и застыли с отвисшими челюстями.
   Пробираясь сквозь тропические джунгли  ящеры то ползли по земле, то прыгали с ветки на ветку. Изредка они останавливались, что бы проверить местонахождение. Уже показались прибрежные скалы, гадящие на них чайки и вечно шумящее море. Оставался только один вариант. Добраться до пляжа, а там уже можно затеряться в толпе черепах и взять напрокат катер.
- Дурацкий остров. - Ворчал Восьмой. - Вот не засни та черепаха, ничего бы этого не произошло.
- Кто не забыт, тот бессмертен. – Годзилла сделал серьезный вид – Про черепаху О-Ки-Дай все знают, а про тех, которые поплыли дальше, кто помнит?
   Восьмой заранее доставал бумажник из вакуумного пакетика, чтобы пересчитать наличные.
- Ты же вспомнил.  
   Годзилла достал из рюкзака панамку и, невозмутимо нахлобучив её, прикинулся туристом.
- Значит, на несколько бессмертных черепах стало больше.    

 

Нравится