7 в квадрате

«Задача учителя – открывать новую перспективу размышлениям ученика»
                                                                                                                                                      Конфуций

   Сенсей был расстроен и это было плохо. Он, конечно, понимал, что он был рожден раньше и видел больше, но досада брала верх.
- Соревнования уже через месяц. Я договорился со спонсорами, купил спортивные костюмы, бандажи, капы, новые перчатки… а вы, ушлепки, нажираетесь и влезаете на улице в драку! Что мне с вами делать?! Кастрировать?!
   Дверь в зал открылась. Ученик поклонился залу и, подбежав, поклонился учителю. Учитель сделал медленный выдох и, досчитав до десяти, сломал шест о голову сэмпая. Опоздавший виновато поклонился и, упав, принялся отжиматься.
- Вот теперь ещё и шест мне сломали … - Это был любимый ротанговый шест учителя привезенный из Шао Линя и, по всему было видно, что он расстроился ещё больше – гады.
   Ученики опустили головы ещё ниже. Подбородки уперлись в горло и стало тяжело дышать. Учитель раздосадовано повертел то что осталось, отбросил огрызки в сторону и подошел вплотную к самому крайнему в строю.
- Покажи руки.
   Ученик вытянул руки вперед. Разбитые опухшие бойки суставов, на которых практически не осталось ни кожи, ни живого места.
- Ерунда. – успокаивал его Учитель – До соревнований ещё месяц. У меня хирург знакомый есть. Я его попрошу, чтобы он тебя залатал. Скальп с твоей задницы снимем и залатаем.
   Учитель переключился на второго. Второй был опухшим в лице. Черные синяки под глазами удачно подчеркивали черноту глаз. Сломанный нос. Разбитые вдребезги губы.
- А вот тебя, Гумплен, я к хирургу не поведу. На ботексе сэкономим.
   Третий гордо стоял, заведя руки назад, и на нем не было видно никаких побоев.
- А ты что? Убежал?
   Третий вздохнул и опустил руки. Обе руки были в гипсе.
- С возвращением, мумия. Вот ты мне скажи, утырок, как ты теперь в туалете справляешься? Молчи, ведь скажешь.
   На четвертом вроде тоже не было признаков увечий.
- Он остался. Убежал ты? – разозлился Учитель, так как трусов он не любил сознательно, а слабаков и дураков подсознательно - Чего молчишь? Скажи что-нибудь в свое оправдание.
   Четвертый поднял взгляд, что-то промычал и показал зубы. Обе челюсти были сшиты стальными скобами, а потому сказать он ничего бы не смог, даже если очень сильно этого захотел.
- И то хорошо… Герасим.
   Пятый элемент краснел, потому что стоял весь в засосах.
- Тебя там вообще не было. – Учитель прошел мимо, с большим трудом скрывая улыбку.
   Шестой упал в обморок.
- Ну, хоть у кого-то сотрясение мозга. – Учитель пнул упавшего, убедившись, что тот ещё жив - А я уж начал переживать.
   Седьмой, отжавшись сто раз, вскочил и попросил разрешения встать в строй.
- А вот и подкрепление. – Учитель с интересом осмотрел ухо, превратившееся в пельмень. - Ну, чебурек, второе для симметрии подкрутить?
   Ученик виновато захлопал глазами. Учитель махнул рукой и сел на скамейку.
- Упор лежа. Сто раз.
   Все обрадовано принялись отжиматься, также подтянулся шестой, который из состояния лежа принял упор лежа, и только третий с гипсами качал пресс. Над отжимающимися внезапно из ниоткуда появилась муха и принялась облетать свои владения. Учитель внимательно, мягко скажем недобро, смотрел на насекомое и муха, неожиданно для себя почувствовав приступ ужаса, вылетела в окно.
- Целую толпу хулиганов положить зубами в асфальт… - Учитель схватился за голову – Ладно вы о себе не заботитесь, а вы о них подумали? Бакланы тоже люди. Когда я вам вчера говорил что жить надо, словно забыв о себе. Что мудрый не печется о своем теле и тело само выбирает дорогу. Отстраняя интересы своего «я», достичь полноты своих свойств… я вкладывал в эти слова немного иной смысл. Ну, как после этого с вами разговаривать?
 

Нравится