10 в квадрате

- А, ну на «нет» и суда нет.
- Сусанин ты, а простужусь я…
   Странный подъезд. Как мы поднялись по лестнице, я не помню. Зачем мы зашли в этот дом не помнит никто. Всем было весело. Кто-то из друзей показывал альтернативные способы подъема по лестнице, периодически скатываясь вниз. Кто-то громко смеялся, придерживаясь за перила, чтобы тоже не упасть. Я тупо смотрел на экран мобильного, терзаясь вопросом «что мне от него надо?».
   Идиллия недолго длилась. По лестнице быстро стала спускаться девушка. Девушка была очень красивой и довольно испуганной. За ней следом, с сердитым оскалом серого волка, бежал какой-то гоблиноподобный кореец.
- Помогите! - закричала девушка, при этом глядя почему-то на меня.
   Я, глядя в разрез её красного платья, решил проявить благородство. Пока мозг прилагал героические усилия, прокладывая пути к разрешению конфликта, моя нога уже была поставлена на перила. Преградив тем самым путь и отделив незнакомца от незнакомки. Девушка цокала каблуками далеко внизу, кореец шипел угрозы, а я решил продолжить тупо таращиться на экран телефона.
   Друзьям девушка тоже очень понравилась и они, сопровождая её по пути вниз, все пытались завести с разговор, познакомиться и может, кто знает, взять номер телефона. Неудачливый преследователь расстроено взбежал обратно на свою площадку, а у моего телефона разрядилась батарейка. Я пожал плечами и, уже было сделал шаг вниз, как услышал посвистывание.
   На лестницу медленно вышло три фигуры. Все в одинаковых белых штанах. Кореец, лысый мужик с дебильной физиономией и какой-то мелкий светловолосый крысеныш.
- Не торопись, браток. – мелкий изящно сплюнул на лестницу – Разговор есть.
- Пацаны! У нас тут разборка намечается! – крикнул я вниз. Но ребят, к моей досаде, там уже не было.
   В голове замелькали мысли, почему-то приоритетными были про мафию и правильных пацанов. «Спокойней. Главное не накосячить» - я сделал вдох-выдох и двинул к ним. Малой кивнул. Кореец открыл дверь. Дверь была черной, железной и как видимо звуконепроницаемой.
- Не парься. С кем не бывает. Надо будет просто войти и объясниться.
   «Ну… и даже в этой ситуации есть свои преимущества. Ладно, тяжело сделать шаг в неизвестность, ладно, я ненавижу оправданий и… ладно, надо было убежать… » - удивительно как летают быстро мысли, ведь я сделал всего лишь шаг – «…что может быть хорошего в этой ситуации? Меня не грохнут. Тот чудила сам виноват. Да, определенно хороший момент. Ну, хоть теперь я буду лично знаком с местным авторитетом. Стоп. А вдруг та девчонка была проституткой? Плохо дело...» - мои размышления прервал кореец, пихнувший мне в руку ворох мелких денег и закрывший за мной дверь.
   Последний отпечаток момента корейца с деньгами, у меня почему-то вызвал ассоциацию со старой картиной, где бог монет Лю Хай играет с золотой жабой. – «А зачем мне эта мелочь? Надеюсь, не для того чтобы положить её себе на глаза, готовясь в дальний путь… или это тонкий намек на звено из цепочки «косяк-деньги-капитал»?
   И тут я остановился. Только сейчас я ощутил тошнотворный запах. Какой запах? Вонь! «Ну, нет, блин, в нашем королевстве подлеца, который не был бы отъявленным плутом, а? Как видимо меня оставили в квартире со жмуриком и сейчас вызовут милицию. Эти гады все предусмотрели. Даже тот вариант если у меня не было бы денег. Всучив мне эти нехорошо полученные купюры, они все обставили как классическое ограбление!»
    Я подбежал к двери и стал бешено тарабанить по ней. Подлый кореец и его дружки почему-то дверь не открывали. А меня, судорожно нахватавшегося теплого, кислого смрада, чуть не вырвало.
   Как медленно и гнусно приходит отчуждение от реальности, так велико и быстро, порой, бывает восхождение от абстрактного к конкретному. Я набрался храбрости и пошел вглубь квартиры и правильно сделал. Цель моего заключения изменилась. Вокруг спали бомжи вперемежку с какими-то алкашами. Это что, я у них прощения должен просить? Плевал я на их общественное мнение. Я подбежал к окну. Закрыто. Побежал в другую комнату – это оказалась ванная. Окна в ванной не было, но зато в самой ванной спал очередной узник замка Иф. В отчаянии его я и растолкал. Просыпаться черт не собирался, но его никто не спрашивал.
- Я видел сон, что я богат. – Промямлил он – Богатство только снится мне…
- Молчи пингвин. – Перебил я монолог - Где ключи от двери?!
- Ключи? – не понял он – Ключей не брал я. Увы, я не ворую.
- Ключи у кого?! Как дверь открыть?!
- Да не ори ты на меня. У батюшки ключи.
- В какой он комнате и где лежит?
- Ты что. Он с нами не ночует. Он всех впускает на ночлег и только утром выпускает.
- Ты говоришь его здесь нет?! – Спросил, уже заранее зная ответ. Двое на лестнице, не считая дебила, с образом батюшки, ну, или хотя бы апостолов, как-то мало вязались.
- Я все тебе сказал. Отстань настырный, я так устал… - глаза говорящего закрылись.
   Я смотрел, как он в мгновение заснул, и с грустью позавидовал ему. Ведь я тоже устал, подобно страннику, навеки утратившему возможность вернуться назад. Я потряс головой, отбрасывая нелепое наваждение. Выскочив оттуда и тут же перелетев через храпящего бродягу, чуть не вылетел в открытое окно, благо на нем была решетка. «Решетки на таком этаже, это чтобы воры не залезли или чтобы бродяги-лунатики не прыгали?»
   Свежий воздух. Друзей на улице не было. Какой это этаж? Я покрутил головой. Толи четвертый, толи пятый. Из-за темноты не разберешь. Орать не могу – приедет милиция. Протокол. Что я потом на работе скажу? А если те отморозки пошли за поддержкой и скоро вернутся? Валить отсюда надо и как можно скорее. Я бегал по всей квартире в поисках того, не знаю чего. В итоге вновь стоял у окна и ловил воздух, как выкинутая на берег рыба. Проделав все эти незамысловатые операции немыслимое количество раз, я у окна, хватая очередную порцию кислорода, увидел провода кабельного телевидения. Все это уже порядком надоело мне и я просто выбил непонятную решетку ногой.
   Недолго думая вылез из окна, и, схватив провода в охапку, принялся спускаться, без особой тоски покидая темницу, вытрезвитель и приют для бездомных, все в одном флаконе.
   Я смеялся, стоя на земле и вкушая вкус победы. Но чего-то хотелось ещё. А… набить морду тому корейцу, да и малому тоже. Логика пищала, требуя срочно убираться отсюда, но душа требовала расправы над этими носителями социального дарвинизма. Я побежал к подъезду, прихватив по пути бесхозно валявшуюся доску. Поднимался очень тихо, в надежде подкрасться незаметно, как старый добрый японский ниндзя.
   Я был уже на втором этаже как, навстречу неожиданно выскочила черная кошка. Я так испугался, что по идее, меня должен был хватить удар, но на практике, меня хватило только на то, что бы её хорошенько пнуть. Кошка недовольно мявкнула, стукнулась о дверь и прошмыгнула дальше. За дверью, по закону некой Пакости, взвыла собачья сирена. Дальше я уже взлетал по лестнице не таясь. Эти беззаботные контркультурные придурки все также стояли… все там же.
- Эй, клоуны! – сплюнул я - Дело есть!
   Малой повернулся и увидев меня испугался. Чтан! Доска оставила одну занозу в моей ладони и парочку в его голове.
- Хау мач из зе мыш?! – взревел я.
   Кореец широко открыл глаза, но данный жест не прибавил ему юркости. Хрясь! Вторая заноза. А вот третий дебил меня озадачил. Он смотрел, как я их бью и смеялся. Ну чего тут смешного? Тут дальняя белая дверь открылась. Вышел мужик в белом халате. Я спрятал доску за спину и, немного подумав, сказал «здрасте». Он не обратил на меня никакого внимания и хлопнул в ладоши.
- Так, добры молодцы, все на утренние процедуры!
Кореец и малой виновато отвели от меня взор. Я оторопело смотрел как они, подобрав с пола больничные халаты, быстро оделись.  Вот уже скрылся дебил, а я так до сих пор ничего не понял и только орал вслед.
- Вы что, больные?!
   Мужик в халате остановился и очень строго-осуждающе посмотрел на меня:
- А вас, молодой человек, я попрошу не хулиганить. – Поправив средним пальцем очки.
- Чего? – Прохрипел я.
- Вам что, на работу не надо? Идите отсюда. – Дверь закрывалась. - Уже понедельник…
- Как?
   Я не поверил ушам и решил проверить время, но сотовый, несмотря на всю напряженную атмосферу последних часов, ничуточки не зарядился. Спускаясь по лестнице, я услышал ворчание поднимающегося.
- …Крышу над головой даешь. Бог в этот день землю сотворил, а эти кроме того чтобы решетку выбить ничего не в состоянии придумать. Нет, ну нормально у людей неделька началась, а?

   

Нравится