Рассказы

Письмо

   Настроение было восхитительным, пока его, своим брюзжанием, не испортил телефон.
- Алло. Я слушаю.
- Добрый день. Вы получаете мои письма?
- Ах... да, да. Письма ваши получил.
- Ну? И чего вы молчите?
- Прошу прощения, что?

Говорящий

- Я иду, никого не трогаю, веду на веревке барана. Знакомые встречаются и каждый спрашивает «Куда идешь?» и каждому отвечаю «у нас, короче, плов по программе. Надо зарезать». Как видимо, достали меня все эти расспросы, да и не только меня, это я к тому, что после очередной разминки баран останавливается и говорит знакомым голосом «Куда идешь?» Я тупо все повторяю оборачиваюсь и замираю, он же продолжает «Не режь меня». А вы же знаете, я страсть как не люблю, когда со мной бараны разговаривают. Я и говорю «молчи, собака». Одно дело я слышу, а другое… ну мало ли, услышит кто, потом такие слухи пойдут.

Под бортом

- По легендам, после опытов на острове Возрождения, здесь до сих пор водятся чудовища. – Помощник испуганно зажал талисман.
От этих слов водная гладь подалась рябью. Солнце палило нещадно.
- Не будь идиотом – это же Аральское море! Хомяки и лягушки – потолок животной активности. – Ныряльщик проверял кислородный баллон – Да и, в конце концов, если там что-то есть, то я здесь всего лишь с одной целью – найти это.

Отчуждение

Почки дулись и лопались. На улице цвела весна. Жизнь прекрасна, когда соседские мыши подогнали сыра. Толстая ворона только доела ароматный кусок сыра и, зажмурившись от удовольствия, облизывала перья. Ветка хрустнула и сытая ворона растерянно полетела вниз. Так как крыло было в клюве, вовремя взлететь у вороны не получилось, а потому она совершила довольно мягкую посадку на мимо проходящую кошку.
   Кошка, мрачно думавшая о мышах, пустившихся в пляс с её уходом, жутко запаниковала, когда ей вдруг неожиданно свалилось что-то на голову. Поддавшись первобытному инстинкту, кошка взлетела по дереву на самую верхнюю ветку. Почки продолжали раскрываться.

Под гусеницами эстафеты

  Раннее утро. В воздухе, влажном от росы, вспорхнула бабочка.  На огромном листе аккуратно лежало несколько яиц.
- Папа... – маленький муравей с интересом разглядывал контейнер - смотри!
Яйцо задрожало и появились мощные челюсти, которые прогрызали оболочку изнутри.
- Пойдем сынок. Не зли это недоразвитое насекомое.

Человек и продавец

   Вот когда я был студентом, дела в нашей семье шли неважно. Я устроился к братьям в ларек и подрабатывал в ночную смену. После учебы я шел домой, принимал душ, одевал чистую одежду и шел на тренировку. С тренировки шел на свою смену. Поздно вечером я продавал, попутно делая уроки и тягая трехкилограммовую гирю. Ночью ставил на стекло щит и спал внутри. Утром просыпался, умывался из бутылки, причесывался и открывал ларек. Дожидался смены и шел опять на учебу. «Торговля неблагородное дело» – интеллигентно скажете вы – «Не читайте дальше» – скажу я.

За гранью

Все началось с того что в колхоз «Красные Хомяки» пришло неожиданное известие. Известие о том, что в результате успешного перевыполнения плана из центра направлен большой груз с гуманитарной помощью. Еда, одежда и медицинская помощь. Едой скорее всего окажется просроченная тушенка, одеждой – сэконд хенд, а вот последнее может оказаться в худшем случае - прививками против столбняка, а в лучшем - ватой и спиртом, напитком очень редким в этих самогонных краях.

Изображая овцу

   Волк сидел за столом и аккуратно рисовал овцу. Бумага была белой. Овца была черной. Хотя нет. Вернемся немного назад...

Страницы

Subscribe to RSS - Рассказы