Сырная тень

для Елены

"Самое главное - захотеть увидеть выход, и тогда
даже незначительная деталь может подсказать направление"
Елена

- Логос, подай-ка мне быка железного с хвостом кудельным. – Пес вытащил карандашом пулю и теперь равнодушно разглядывал развороченное плечо. – Ндаа… сегодня с утра, зимою весна.
   Убойный отдел. Группа быстрого реагирования только вернулась с задания. Второй пес не глядя достал из стола белую свинцовую коробку. На крышке был крест, залитый красной эмалью.
- Что, Вохеч, зацепили?
- Пока на морозе был, вроде все было нормально… - Пес вдел белую нитку в серебряную иголку и принялся зашивать плечо.
- Каждый боец портной своего счастья - Пес кинул взгляд на ранение. - Разрывная?
- Не понял, снаряд похоже с юмором.
- До свадьбы заживет – Засмеялся Логос и принялся перематывать лапу эластичным бинтом.
- Да заживет-то заживет, ведь только мне ещё куртку штопать придется.  
- Да, куртка хорошая – Пес посмотрел под вешалку, где висели куртки, на лужу крови накапавшую с рукава и хмыкнул – Без консервантов.
   Комната была просторной, хоть вальс пляши. На стенах висели красочные картинки с одуванчиками, бабочками и разрывными снарядами. В углу стояло радио и наказано помалкивало. Окна были открыты настежь и никогда не закрывались. Это был один из капризов отдела, а точнее его главы – Вохеч свято верил в то, что зимний холод омолаживает организм, а летняя жара – это тот же холод, только наизнанку.
- Вот раньше хорошо было… кастеты, нунчаки, ножы, а сейчас что?   
- Что?
- Я, говорю, удивляюсь - откуда у этих хануриков такой арсенал?
- Ну… думаю это проделки Майсары.
- Слушай, пока я тут этой бурдой занимаюсь, посмотри, что нам там за висяк подкинули.
   Логос потянулся к корзине «Входящие» и достал бумагу. Пробежал глазами пару строчек, усмехнулся и начал читать вслух:

«Дарагие маи ахраники парядка. У мну вчира падлюка варона скрысила сыру нажитого нипасильным трудом. Прашу вирнуть или вазместить, а винаватых пасадить. СУвжением. Чекушка М.»

- Гризли!!! – взревел Вохеч.
   Тут же в комнату, прямо в окно, влетел Гусь.
- Звали? – спросил гусь, вытянувшись в струнку так, что шея издала звук похожий на гул.
- Это что такое?!
- Гусь посмотрел на плечо, которое зашивал пес и упал в обморок.
- Да что с ним?
- Нервы. Сразу видно канцелярскую сноровку.
- Смелость города берет. Нам ещё не хватало за нарковоронами гоняться. Короче, я в ателье, а его в чувства и по следу.  
- А мне что делать?
- Домой иди. Сегодня отдыхаем, а завтра штурмуем бастион.

   Из снега торчали взлохмаченные пучки травы. Место преступления было оцеплено. На пне лежала газета «Лесная Правда» и пустая бутылка морковного сока. Гусь стоял с блокнотиком и допрашивал Мышь. В блокноте было два слова «Ибо» и «Воистину» дальше чернила кончились и Гусь полагался сугубо на метод дедукции.   
- Да говорю же я вам… - Верещала Мышь – Ровно в полдень. Для тупых - в двенадцать нуль нуль. Вчера, вот на этом самом месте сижу, никого не трогаю и тут бац! Вскочила, побежала. А чего побежала и сама не пойму. Привычка у меня такая. Бегу и думаю как здорово я бегу. Лапки так и пружинят. Лапки… Стоп. А сыр то где? А лапки пустые. Я бегом обратно. А сыр исчез. Я было к вороне с вопросом, а вороны тоже нет. Одна газетенка от неё осталась.
- Запутанное однако дельце попалось. – вздохнул Гусь. – Короче Маруся…
- Я Мурка – робко поправила мышь.
- Короче Мурка. – кивнул Гусь – У кого сыр брала?
- А зачем это вам знать – и вовсе смутилась мышь – У нас, мышей, не принято сырные места показывать.
- Хочешь сыр назад?
- Как же, хочу. Что за дурацкий вопрос? Кабы не хотела, вас бы не просила?
- Вот и чудно. Итак. Где брала сыр?
- Не могу сказать. Принцип такой. Если скажу, там больше не дадут.
- А не скажешь, здесь не вернут.
- Что же это получается-то? – Охнула мышь – А если не вернете, то я и тут проиграю и там не получу?
- Кто не рискует, тот не рисует.
- Эка какой рискач. Может это вы гуси и рискуете, а мы мыши покорно ждем своей доли.
- Ну и жди. Кстати, как ворону-то зовут.
- Ты следак, ты и узнавай. – Мышь вконец надулась и сев на пень уткнулась в газету.
- Ну и вздорный же у тебя характер. – Гусь закрыл блокнот и посмотрел за ограждение.
- Товарищ, что здесь, в конце концов, происходит?
- Гусь свинье не товарищ. Пшли отсюда!
   Вся толпа вздохнула и сделала вид что уходит. Все стали деловито доставать телефоны, копошиться кто в сумочках, кто в карманах. Никто так и не сдвинулся с места.

   Сыр был надежно спрятан. Ворона с ужасом смотрела последние новости. Такой огласки она ну никак не ожидала.
- Белиса слушает – зевала на проводе Белка.
- Говорит Нюра. Слушай подруга я, по ходу, дико вляпалась.
- Опять роман?
- Хокку стих! До чего дошел прогресс - умыкнула у мыши карту козырную, а теперь по всем каналам мой фоторобот показывают. Вот бес дернул.
- Да… Нюрка. Беда. Ну, ничего, есть тут один гусь на примете – из любой воды сухим выйдет и другим поможет.

- И что с этим кейсом?
- Да ничего. Посмотрим, что дальше будет.
- А ты, вообще, этого рыжика раньше встречал?
- Нет. – Лапка перевернула визитку - Не знаю я его. Сам как-то нашел. Ты же видел.
- Видел. - Визитка исчезла в кармане - И я его что-то не припомню. Разве что в «Нирване»?
   Настроение у ветра был сегодня определенно странное. То он набрасывался сверху, то подкрадывался снизу, то словно попав в сети раскинутых ветвей, метался и выл. В какой-то момент он и вовсе прятался за углом, поджидая нерасторопных обитателей и только черепица, выдавала его коварное присутствие. Над одним из таких углов раскинулся очередной каприз природы – черепица-мутант. К слову сказать, черепица-то была нормальной, но в силу сложившейся погоды она вдруг густо поросла ледяной растительностью. Сосульки, как и любое растение, росли туда куда удобнее, в данном случае удобно было расти прямиком к своей конечной цели, а именно к земле. И вот, под стремительным порывом ветра, кусок рогатой черепицы оторвался от крыши и под действием внешних сил бросился на прохожего.
   Прохожим оказалась ворона, которая проворонила момент, когда можно было сбежать и теперь стояла с открытым ртом и ждала наметившуюся кару небесную. Но тут из-за угла с криком «Ага!» выскочил ветер и сбил сразу две жертвы: зазевавшуюся ворону с благоговейным любопытством смотревшую вверх и черепицу-единорога летящую вниз. Ворона растянулась на льду и посмотрев в глаза суровому небу вдруг стала смеяться, махать крыльями и «делать ангела».    
   Неподалеку за всем этим с неподдельным любопытством наблюдали два зонтика. Один зонтик был новый и белый, а второй был черный и дырявый словно дуршлаг.
- Вот отжигает. – С завистью пробормотал Хомяк.
- Припадочная какая-то. – Хмыкнул Крот.
- Вот я сижу и думаю – Хомяк перевел взгляд и уже смотрел как сквозь дырки Кроту на голову падали мокрые снежинки. – Ты директор бара, значит и деньжата водятся. Это вроде логично, ну а что же ты, собака, крот за такой, что сидеть с тобой рядом мокро?
- Бар есть. – Согласился Крот - А где бар там и налоговая, пожарники, санэпидемстанция и ещё куча страшных слов. Вот куплю я себе зонтик и тут же, могу поспорить, как бы невзначай нагрянет проверка. И вот спрашиваю я тебя, на фига мне такой нерентабельный зонтик? И вообще сам ты как зарабатываешь?
- А никак, потому и хожу спокойно.
- Так я тебе и поверил.
- Оно и понятно. На данный момент ты находишься на первой стадии - стадии отрицания.
- Пошел ты со своими стадиями.
- Хм… - Удивился Хомяк – а это уже вторая стадия.
   Ворона сделала подъём с разгибом, фыркнула, раздавила черепок, пнула сосульку и, отряхнувшись, направилась к зонтикам.
- Это ты Хома? – Спросила Крота Ворона.
- Сама ты хомяк с белым зонтиком!
- Меня зовут Нюра. – кивнув обратилась Ворона к Хомяку.
- Очень приятно, а его Кор. – Вежливо улыбнулся Хомяк.
- Вот и познакомились. Меня к вам послал, тот, кто хотел бы, чтобы вы не знали, кто именно меня к вам послал.
- Вот ведь как закрутила. – Присвистнул Крот. – И вот часто вас так посылают?
- Только в экстренных случаях. – Ворона села на скамейку рядом с Хомяком, тут же встала и прищурившись стала разглядывать то место, куда она только что села. На скамейке лежал снег. Крот и Хомяк сидели спокойно и были без головных уборов. Ворона кивнула, сняла шапку ушанку и, положив её на скамейку, опять села. – У меня как раз экстренный случай.
- Может вам лучше в МЧС? – Занервничал Хомяк. – Вы только не поймите меня привратно.
- Я вчера, совершенно случайно сперла сыр! – Выпалила ворона и тут же стала озираться по сторонам.
- Клептомания… - вздохнул Крот – Вам, гражданка к психиатру, ну или, на худой конец, к психологу.
- Вы меня, конечно, простите, но мне совершенно не нравится этот тип. – Прошептала на ухо Ворона.
- Ты шкрыдла тоже не фонтан! – Крот закрыл дырявый зонтик и попытался стукнуть им Ворону.
- Все! – Вскочил Хомяк – Хватит!
- Он первый начал. – сделала невинный клюв ворона.
- Я не знаю, кто вас ко мне направил и мне, кстати, это абсолютно не интересно, равно как и ваши угрызения совести.
- Да бросьте. – Засмеялась Ворона – Угрызения совести. У меня этому органу, ещё с молоком матери все зубы выбили.
- Мышление, как склонность к садизму?
- Скорее к маккиавелизму. Меня посодить могут.
- Страшный дядька был. – Задумался Хомяк – Припоминаю «Судят только за неудачу. Ибо преступление, в сущности, лишь тогда становится преступлением, когда преступник попался».
- Увы, но это Стейнбек. – Зевнула Ворона.
- Ах да. – С досадой крякнул Хомяк.
- И пусть попадется. – Крот безразлично дышал на лапку.
- Ну и ладно. – Согласно махнул лапкой Хомяк – Посадят - выйдете.
- Так не пойдет. Вы должны мне помочь.
- Нас, по ходу, с чип-н-дайлом перепутали. – Злорадно засмеялся Крот.
- А вас, слепых, не спрашивают.
- Иди, воруй! – Крот опять сложил зонтик и попытался стукнуть им ворону.     
- Короче, буду краток. – Вздохнул Хомяк.
- О сейчас начнется. – Вздохнул Крот и, открыв зонтик, спрятался под ним.
- Я на заслуженном отдыхе, отставке, пенсии, впрочем, называйте, как хотите. Помогать я вам не буду.
- Речь не идет о безвозмездной помощи.
- У меня есть все и больше мне ничего не надо.
- Но мне надо!
- А ты просто представь себе тачку, стремящуюся к финишу.
- Уже. Больно грустный финиш намечается.
- Альтернатива…
- Что?
- По-другому представь.
- Финиш или тачку? - хмыкнула ворона.
   Хомяк молча и миролюбиво смотрел вдаль. Ворона встала и, забыв шапку, задумчиво пошла к углу, но вспомнив об аномалиях данного пространства, развернулась и пошла в другую сторону. Словно в подтверждение через мгновение «под угол» упала сосулька.
- Если не вернется, я её шапку в снег втопчу и снегом укрою.
- Зачем?
- Вороний подснежник. Глядишь, к весне дождевые черви и гнездо совьют, и родственников на новоселье пригласят.  
- Эстет.
- Ворона по имени Нюра… нет, ну нормально?
- Может кличка?
 - Угадай кто? - Кроту на глаза опустились мягкие лапки.
- Дзенбудо… - хрипнул Крот, схватил лапы и перебросил тушку через плечо. – Имя! Мне нужно имя! – Кирзовый сапог придавил горло нападавшего так, что хрустнули позвонки.
- Бе… бел…
- Сейчас твой диалог напрямую зависит от твоего сапога. – Зевнул Хомяк.
   Крот хмыкнул, сложил зонтик и, убрав сапог, замахнулся на Белку.
- Что?!! – вскочила Белка - Сдурел?!!
- Белиса? – Охнул Крот – Ты чего подкрадываешься?
- Так… - Белка села на кротовью шапку и пыталась отдышаться – нет…
   Крот пожал плечами и, открыв зонтик, сел на воронью шапку.

   Ворона стояла на улице возле магазина, кафе, ресторана, банка и отделения милиции. Так как Ворона была «в тупике», то просто представляла себе тачку, стремящуюся к финишу. Тут тачка не выдержала и спросила у Вороны:
- Куда едем?
- К финишу.
- Это где?
- Ну, там. Впереди.
- Ну, слава богу, а то я задним ходом плохо езжу.
- Чего? - Ворона очнулась и решила зайти в магазин погреться.   
   В магазине было тепло и даже немного светло. Тут же подбежал какой-то хорёк.
- Поздравляю! – профессионально увернулся от удара испугавшейся вороны – Поздравляю!
- С чем?
- Вы у нас второй посетитель! А это значит, вы получаете шапочку совершенно бесплатно и только не забудьте рассказать об этом вашим подругам.
- Да есть у меня шапка.
- Ну… тогда выбор очевиден – это дымчатые варежки!
- Очнись! какие варежки? Зима кончается! – Ворона отпихнула настырного Хорька и тут что-то вспомнила – Постой, а зонтики есть?
- Ещё какие! – завопил Хорёк – Не зонтики, а самые что ни на есть амбрелалар…   
   Что он там только не начал рассказывать, расписывать и расхваливать. Лапки суетливо махали, язык болтался как ленточка на свадебной машине, и только глазенки сверкали и все время поглядывали на часы, да на дверь.

- Ну, вот и все. – Белка развела лапками.
- Хорошая исповедь. – Кивнул Хомяк.
- Уже третья за сегодня. – Кивнул Крот.
- Шансы есть?
- Это как посмотреть. Иногда меня достаточно меня заинтересовать. А тут интриги, расследования.
- Шапку червякам оставила. – Напомнил Крот.
- Шапку… - кивнул Хомяк.
   Откуда-то сверху у Крота вырвали зонтик, сложили его и попытались им тюкнуть по голове.
- Ай! – Испугался Крот и вскочил.
- Страшно, да? – Захохотала Ворона – Да шучу я.
   Ворона вернула ошарашенному Кроту зонтик.
- Постой, это не мой.
- Чудеса. Обычно с зонтиками все наоборот. – Умилено смотрел Хомяк.
- Твой, мухомор, твой… - Ворона отряхнула свою шапку и гордо нацепив, заметила Белку – А ты что здесь делаешь?
- Тебя, родная, жду.
Крот, обнюхивая новый зонтик, наткнулся на кнопочку. Нажал её. Зонтик раскрылся. Крот обрадовался.
- Короче… - кивнул Хомяк - чем смогу, тем помогу.  

Раздался звонок.
- Кто там?
- Ваш адвокат. – раздался вкрадчивый голос.
- Вы ничего не перепутали? – опешила Ворона.
- А вы ничего не забыли?
   Дверь открылась. На пороге стоял Лис в черных очках.
- Меня зовут Клин. Клин Хантер.
- А меня…
- Я в курсе, Нюра Аароновна.
- Как? Как вы…
- Работа такая. Можно?
- Откуда…
- Я поговорил с Хомой.
- Заходите.
- Сыр будет хорошей компенсацией, за моё беспокойство.
- Какой сыр?
- Который вы держите вон в том комоде.
- Как вы… как вы смеете?!
- Это будет моим условием.
- Ворона поморщилась, но быстро подумав, открыла комод и достала оттуда металлический оранжевый кейс в виде сыра.
- Открывали?
- Сдурел что ли? Он же на лазерном замке! Весь интернет перешерстила, так ничего и не нашла.
- Это хорошо. – Лис поднес перстень, щелкнули замки. Лисья морда нырнула внутрь, все обнюхала и, щелкнув замками, довольно кивнула. – Очень хорошо.  

   По радио гоняли Тролля Каннибала. Нотки отплясывали перьями на листе бумаги. Гусь сидел в кресле и думал о Родине. Раздался звонок.
- Мыши-мыши…
- Шеф. Тут он-лайн заява. Пришла на Чекушку.
- От Вороны?
- Да, в том то и дело, что нет. От какого-то Клина Хантера.
- А он тут при чем?
- Он утверждает что у него украли сыр за час до того момента как его украли у Чекушки.
- Так значит… Чекушка либо крыса, либо перекупщица краденого?
 - Похоже на то.
- Пришли-ка это заявление мне.
- Так точно.
«Как интересно. Лис, Мышь, Ворона… что же вас связывает?»

- Врут! Врут! – Орала Мурка. – Очернить хотят мое честное имя!
- И свидетели, говорят, есть. – продолжал Гусь.
- И тут врут! – уже не так уверенно орала мышь.
- И видеозапись, говорят, есть… - продолжал Гусь.
- Да что же это творится… - глазенки забегали. – Я же помочь хотела.
- Значит, сыр был не ваш?
- Да не было никакого сыра!
- Постойте… - Гусь достал заявление написанное Мышью.
- Я тебе не паровоз! – Мышь отобрала заявление, изорвала его в клочья и быстрехонько выпрыгнула в окно – Ничего не было…
- Стоять! – Вскочил и крикнул сам себе Гусь. Гусь тупо смотрел на электронное заявление и бормотал. - Какой-то бред…

«…Данное заявление написано моей передней лапой, в здравом уме и в трезвой памяти. Клин Хантер» 

Тут Гризли увидел что-то мигающее с краю экрана. Что-то типа таймера с обратным отчетом.

00:03
00:02
00:01

- Это ж, что же это такое? - Глаза Гризли вылезли из орбит. Электронное заявление пропало. Ещё секунду назад оно было здесь, а теперь его просто не было! Он схватил телефон.
- Рядовой Разгрызаев слушает.
- Это Гризли. Ты мне недавно отсылал одно заявление.
- Так точно.
- Оно у тебя ещё сохранилось?
- Сейчас проверю… - В телефоне защелкала ушками мышка, звук топчущихся клавиш – Странно. Копия не сохранилась.
- Пробей по базе одного перса… Клин Хантер.
- Ок. – опять мышиное щелканье и топот – Нет. Такого в нашем лесу нет. Отправить запрос в центр?
- Нет. Забудь. – Гусь положил трубку и откинулся в кресле – До чего же высок мой профессионализм… дела уже сами собой решаются.
В комнату ввалился Вохеч, таща на себе раненого Логоса.
- Эк, тебя угораздило брат… - бормотал раненый.
 - Что с ним? – Испугался Гусь и расчистил стол, на который тут же и положили бойца.
 - Весельчак. При штурме в рукопашную пошел. А у тебя что, Пуаро?
- Странное дело… - замешкался Гусь – Дело о пропавшем сыре пропало.
- Интересное противоречие. Хотя… это же хорошо.
- Правда?
- Правда. Молодец Гризли, отличная работа. Нет дела - нет пропажи.
- А как же шумиха в СМИ?
- Поверь, после сегодняшней облавы про твой сыр никто не вспомнит. Ну чего встал?! Тащи спирт, бинт и быка железного с хвостом кудельным.
- Спирт и бинт. – Быстро принес Гусь – А третье… я не понял.
   Вохеч вперился взглядом в Гуся. Когда в телефоне заканчивается заряд - он начинает пищать, так и у группы быстрого реагирования, когда просыпается голод – начинает урчать в животе. Гусь сглотнул комок в горле.
- Да ладно, и так заживет. – Махнул лапой Логос. – Давай спирт.
- Я тебе сколько раз говорил, что иногда их надо брать живыми – Стыдил Вохеч Логоса.
- Ну, прости. Просто все эти допросы и протоколы – такая скукота.
- Чего встал? – Вохеч зыркнул на Гуся - Давай иголку с ниткой!
   Гусь нырнул в белую свинцовую коробку и, передав, что просили, упал в обморок.
- Он погрузился в страну грез! - запел Логос, глядя с улыбкой на Гуся, растянувшегося на полу.
- Как словно сделали наркоз!! - подхватил Вохеч, вдевая белую нитку в серебряную иголку.

   Мышь сидела на скамейке и недовольно болтала лапками. «А ведь сыр то был практически в моих лапах… вот раззява!». Мимо проходила парочка и о чем-то спорила.
- Это точно она. Её ведь только по телевизору показывали.
- Да нет.
- Да говорю тебе.
   Мышь сердито уставилась на робко подкрадывающихся прохожих.
- Чего надо? – С прищуренным левым глазом спросила мышь.
- И вправду она… - морда озарилась восхищением.
- Извините, а можно ваш автограф?
- А, ладно. – Махнула мышь лапкой, а мысль зашептала «ну, надо хотя бы ручку себе оставить».
 

Нравится