Под гусеницами эстафеты

   Раннее утро. В воздухе, влажном от росы, вспорхнула бабочка.  На огромном листе аккуратно лежало несколько яиц.
- Папа... – маленький муравей с интересом разглядывал контейнер - смотри!
Яйцо задрожало и появились мощные челюсти, которые прогрызали оболочку изнутри.
- Пойдем сынок. Не зли это недоразвитое насекомое.
Муравьи по-английски ретировались. Остальные контейнеры тоже задрожали. Владелец первого контейнера догрыз остатки яйца и принялся с интересом озираться. Через пару мгновений вылупившееся подкрепление разглядывало друг друга с нескрываемым любопытством.
- На первый второй рассчитайся! – проревел Пионер.
Раздались писклявые перезвоны: «Первый, второй, первый...».
Гусеницы покачиваясь и покряхтывая делали первые шаги. Шаги были маленькими но их было много.
- Ребята, а нам что тут, хавку забыли оставить? – заныла Вторая.
- Нет. Ну так неинтересно! – буркнул Пятнистый.
- По ходу пьесы... - заворчала Вторая – ни мамы, ни папы... мы что теперь - сироты?
Одна из гусениц горестно укусила землю. Земля оказалась вкусной.
- Пацаны! Почва-то съедобная! – заорала гусеница-блондинка.
- Белка, да ты гонишь. – не поверила Вторая и, тоже попробовав, кивнула – Белка дело говорит – еда под ногами.
- Ну, тогда хомячим отсюда и до заката... – засмеялся Пионер.
Гусеницы ухнули и принялись есть лист. Лист как бы не был «за», но и возражать не стал.
- Никогда я еще не ел такой вкуснотищи! – довольно потягивался Пионер после первого пищевого марафона.
- Да – согласилась Вторая – это тебе не яйца грызть.
Гусеница зевнула и сладко причмокнула.
- А по мне туфта. – гордо сказала одна гусеница – Не нравится мне все это.
Гусеницы подняли головы и оторопело посмотрели на первое недовольство.
- Что «это»? – не понял Пионер.
- На чем стоим и что едим. – пояснила гусеница – слишком все как-то грубо. Жить, чтобы есть... и что есть – землю? Я уверен мы способны на большее!
- Ну допустим. – кивнула Вторая - А у тебя есть выбор?
- Выбор всегда есть. – надулся Бунтарь.
Гусеницы стали переглядываться, а Вторая засмеялась.
- Ой. А ты такой весь маленький и в сказки веришь.
- Верю.
- И что за выбор у тебя? – тихо спросил Пионер.
- А. – замешкался Бунтарь – Для начала я могу от этой еды отказаться.
- О... вот это выбор. – засмеялась Вторая – Да ты гурман!
- Да пусть хоть с голоду сдохнет! – махнул лапкой Пионер – А мне надо поправиться...
Гусеницы фыркнули и продолжили набивать животы. Бунтарь тихо сел в сторонке и стал думать. Братья по листу, жадно прогрызающие дыры в бюджете листа, периодически перекрикивались и толкались, но еды хватало для всех.
Время шло и однажды к совсем исхудавшему Бунтарю, с брюшком наперевес, подошел Пионер.
- Привет! – засмеялся Пионер - Фокус показать?
- Давай. – согласился скучающий Бунтарь.
- Ну... – Пионер прикрепил свои подтяжки к листу и побежал в другую сторону - Ау!
Материя треснула и гусеница выскочила из старой одежды. 
- Линька рулез! – отдувался Пионер увеличившийся в размерах – а теперь, надо чтобы новая кожа подсохла. Посижу с тобой – позагораю.
- Больно? – тихо спросил Бунтарь.
- Прикольно. – Махнул лапкой Пионер. – А ты как?
- Знаешь, что меня бесит? – досадно сплюнул Бунтарь – Вот мы – гусеницы. А что за гусеницы, мы вообще без понятия. Закинуты сюда, как зеленые береты в тыл врага, да только без карты, без цели и даже без наводки. 
- Мдя... – хмыкнул Пионер - Что-то ты слишком много думаешь. Живи настоящим!
- Да. – Вздохнул Бунтарь – Время действовать. Я наверное перееду.
- Куда? – растерялся Пионер. – Зачем?
- Пока не знаю, - прошептал Бунтарь - пока не знаю...
- А мне кажется что то, что заставило нас появиться на свет, хотело чтобы мы находились именно здесь. Вот на этом месте. И раз инструкций нет, так и не надо!
- Может быть все так и есть... – тихо думал Бунтарь – Все может быть.
На следующее утро проснувшийся Пионер окинул взглядом свои владения. Чего-то не хватало или кого-то. Потеря. Самоволка. Бунтаря на листе не было. Гусеницы встали на перекличку и продолжили набор массы.

А потом начались неприятности. Неожиданный град застал отряд врасплох и унес двоих. Позже ещё один поскользнулся на росе и улетел куда-то туда – вниз. А потом...
- Они съели Танка! – раздался крик Второй.
- Атака с воздуха! – заревел Пионер - Всем в укрытие!!!
Повторять не было смысла. Все гусеницы бросились на обратную сторону листа.
- Сезон охоты на гусениц объявляется открытым! – хохотала птица.
Маленькие пичужки стремительно пролетали мимо. Отряд спасающихся гусениц стремительно редел. Нападение прекратилось также быстро как и началось. Но гусеницы, в целях безопасности, решили есть лист до заката с этой стороны.
Стемнело быстро. Стало прохладно и тихо.
- Столько наших погибло... – плакала Белка – Зачем нам все это? Мы все умрем?
- Умрем в любом случае. Будем жить или не будем. Мне не верится что мы бессмертны. – задумался Пионер – Так давайте хоть сделаем что сможем!
- Какие звезды! – восхищалась очередная гусеница выползшая ночью на лист.
- Да что толку от них? – удивился Пионер – Мы здесь, они там. Все равно что наши павшие товарищи.
- А я постараюсь их посчитать. – тихо прошептала упрямая гусеница.
- Ну зачет - звездочет. – засмеялась Белка - Вот и имя тебе нашлось.
Немного позже о небо, словно о коробок спичек, чиркнула хвостатая комета.
- Ну вот... – заворчал Звездочет – из-за нее я и сбился.

Гусеницы были не злопамятными и постепенно забывая нападение птиц продолжали трудиться на своих насиженных местах. Каждый день проходил под дружное чавканье веселых гусениц. Все наедались до отвала, дремали и продолжали свой нелегкий труд. Периодически кто-нибудь линял, сбрасывая с себя одежду, ставшую неудобной и тесной.
Но случались вещи и необъяснимые...
- Вторая, Смотри на Пятнистого, – испугавшийся Пионер прекратил есть.
- В чем дело? – чавкающая гусеница посмотрела в указанном направлении и тоже перестала есть.
На листе безмятежно дремал Пятнистый. Над Пятнистым склонилась огромная оса песочного цвета, водила антеннами и что-то колдовала.
- Что нам делать? – тихо спросила Вторая – Она его съест?
- А что мы можем? – хмыкнул Пионер – Главное чтоб нас не трогали.
Пионер продолжил трапезу, а вот Вторая потеряла аппетит. Через некоторое время оса улетела, а Пятнистый проснулся.
- Что-то мне какой-то кошмар снился – Схватился за голову Пятнистый - и в горле пересохло.
Гусеницы ничего не сказали про странную гостью. Пятнистый был жутко голоден и принялся с большим аппетитом поедать лист.
      Все уже и забыли про случай с осой, пока самочувствие Пятнистого не стало ухудшаться. В отличие от налившихся соками гусениц, он осунулся и выглядел просто ужасно. И было еще одно. Гусеницы продолжали линять и становиться больше, все, кроме Пятнистого.
      Однажды Пятнистый задергался и пятна на коже стали лопаться. Из разрывов стали выползать странные личинки. Личинки быстро собрались в кучу и каждая стала заматываться в кокон.
- Пятнистый! – обомлел Пионер – Ты что, родил?!
- А я думала, ты - мужик! – засмеялась Вторая.
- Ты в порядке?
Пятнистый не отвечал. Он стоял и остекленевшим взглядом смотрел по сторонам.
- Чего это он набычился? – спросила Вторая.
- А шут его знает. Оставь его. – махнул лапкой Пионер и продолжил трапезу.
Через некоторое время на листе появились новые гости. Клопы, учуявшие свежие коконы, медленно направлялись к Пятнистому. Пятнистый при появлении клопов просто обезумел. Клопы опьяненные запахом коконов не обращали внимания на Пятнистого и зря. Тряся головой Пятнистый принялся сбрасывать клопов с листа. Клопы, улетая вниз, выражались нецензурно и больше не возвращались. 

- Пора отряд! – погладил свое брюшко Пионер.
- Я готова. – кивнула Вторая.
- Я готов. – кивнул Звездочет.
- Я готова. – кивнула Белка.
Они закрепили подтяжки к основанию листа и по очереди прыгнули вниз. Немного пролетев они повисли.
- Готовьсь к экипировке. Делать буду интуитивно. Настраивайтесь на волну.
Все принялись заворачивать себя в километры шелка. Уже совсем скоро висело четыре кокона.
- Спокойных метаморфоз!!!
На листе отбивший нападение Пятнистый, склонился над кучкой коконов и медленно умирал от истощения. Из маленьких коконов, которые охранял Пятнистый, стали вылезать маленькие осы, но тот их уже не видел.

Оболочка куколки лопнула и из нее вылезла бабочка.
- Аха! – бабочка Пионер вылез из кокона и вцепившись в ветку принялся махать свернутыми крыльями - Я жив!!!
Немного позже вылезла Вторая и увидела сидящего на ветке Пионера и сушащего крылья.
- Доброе утро! – засмеялся Пионер
- Привет! – улыбнулась Вторая.
Вторая посмотрела по сторонам в поисках оставшихся. Их коконов рядом не было.
- А где Белка и Звездочет?
- Потеря... - Пионер замолчал и отвернулся.
- Понятно... – бабочка вылезла и принялась махать крылышками.
- Может они раньше нас проснулись – думал вслух Пионер – А может и нет.
Рядом пролетела бабочка и, сделав пирует в воздушном вихре, вернувшись зависла.
- Ку-ку!
- Ты жив?! – удивлению Пионера и Второй не было границ– Ты где был?
- Нектар пил! – засмеялся Бунтарь – Как вы тут без меня?
- Ели... ели... похудели! – прыснула Вторая.
- Изменились, также как и ты. – согласился Пионер – Ну рассказывай. Что видел?
- Ты был прав. Везде одно и тоже. Листья-жратва и опасность-беда. В итоге: нашел себе листок повкуснее, да побезопаснее и отожрался, а дальше все как-то само собой.
- Все налаживается. – Кивнули Вторая и Пионер.
- И все же я не понял. – Бунтарь сел рядом с Пионером – Яйца, гусеницы, бабочки... а дальше то что?
- Как что? – засмеялся Пионер – Найти вторую половинку!
- Ну, допустим, найдем. – уже невесело продолжил Бунтарь – А дальше?
- А то, что будет дальше, уже будет зависеть не от нас...

 

Нравится