Лес

   Глушь. Тишь. По лесу шла медведица, злая, как собака. Медвежонок-стервец пропал. Всю берлогу облазила, не нашла. Мимо беззаботно бежал волк. Её не заметил. «Как-то подозрительно беззаботно он бежит», — подумала медведица. Хвать его за шкирку. Волк, увидев её, до смерти перепугался.
— Привет медвед… — пролепетал он.
— Слышь, серый… ты со мной не шути… — прошипела медведица — моего малого не видал?
— Ей богу не видел! — стал клясться волк — Вот тебе крест!
— А чего гарцуешь тут?
— Да… волчица родила… — морда стала глупой, а волчий взгляд тёплым.
— Понятно… — медведица смутилась, — …ну беги… там, привет передавай…
   Волк обрадовался и припустил что есть духу.

   Медвежонок вышел на земляничную поляну и принялся за неё. Земляника была сочной и сладкой. Где-то вдалеке куковала кукушка.

   По лесу шла девочка. Она заблудилась и кричала «Ау!». Увидев просвет между деревьями, она направилась туда и вышла на поляну. Под ногами была земляника. Девочка обрадовалась и принялась за неё. Земляника была спелой и вкусной. Где-то вдалеке куковали кукушки.

   По лесу шёл отец девочки. Разговаривал сам с собой и всё разводил руками.
— Ну как же так? Шли же вроде вместе… Эх…
Мимо беззаботно бежала собака.
— Зорька! А ну сюда…
Собака недовольно подбежала к отцу девочки и символически повиляла хвостом.
— Хорош вилять… прямо говори! Видела мою дочурку?
— Конечно! Мне делать больше нечего только на твою дочурку и смотрю! У меня своих куча…
— Не понимаю я по-вашему… — мужик махнул рукой, — докатился… с собакой разговариваю. Всё… пить надо бросать…
Собака пожала плечами и побежала дальше.

   Объевшись земляники, медвежонок завалился на бок и, покатавшись по мягкой траве, принялся рассматривать тучки.
Наевшись земляники, маленькая девочка плюхнулась на траву и стала считать тучки.
— Раз тучка, два тучка…
Где-то неподалёку кто-то ворчал:
— Мягкая тучка, вкусная тучка…
Из травы вынырнуло две головы и с любопытством уставились друг на друга.

На земляничную поляну беззаботно выбежал волк.

С другой стороны на поляну беззаботно выбежала собака.

— Салют Зорька! — обрадовался серый.
— А… Серый! Как дела? — обрадовалась собака.
— Да моя-то родила! — похвастался Серый.
— Да ты что?! Мои поздравления папаша!
Тут они увидели две головы, торчащие из земляничной травы. Тут две объевшиеся земляникой головы увидели их.
— Эй, малой… Тебя мама ищет!
— А я тут землянику ел… — начал оправдываться медвежонок и ковырять землю когтём.
Волк и собака переглянулись:
— Какая гадость…
— Зорька! — радостно воскликнула девочка.
— Ну… мне пора! — кивнула она Серому.
— Удачи, — улыбнулся Серый и посмотрел на медвежонка, — ты меня не видел и со мной ты не разговаривал.
Медвежонок, объевшийся земляникой, кивнул и вперевалочку побрёл домой. Волк беззаботно побежал дальше. Собака, облизнув земляничное лицо девочки, повела её к отцу.

На ветке сидели две кукушки и смотрели на отца девочки, идущего по лесу и кричащего «Ау!».
— Что-то он какой-то грустный… неужели заблудился?
— Такой большой… как глупо…
— Ну сделай же что-нибудь! — пихнула мужа кукушка.
— Мужик! А мужик! Может тебе погадать?

Нравится