Изображая овцу

   Волк сидел за столом и аккуратно рисовал овцу. Бумага была белой. Овца была черной. Хотя нет. Вернемся немного назад...

- Ты что, псих?! – орал Пес на Волка, склонившись над еле дышащей овцой – Что вы все уставились как бараны на новые ворота?! Кто-нибудь вызовите санитаров леса!
   Волк непонимающим взглядом принялся смотреть по сторонам. У него был полный провал в памяти. Вот он явно шел по дороге, вот свернул... и все, он уже здесь. Посреди толпы с этой паршивой овцой. Кусок воспоминания был словно стерт. Толпа зевак увеличивалась. На ветках в три ряда сидели воробьи и о чем-то тихо чирикали. Волк пошатываясь сдвинулся с места и направился в первом попавшемся направлении, не важно в каком, главное подальше отсюда. Толпа с ропотом отшатнулась и круг разорвался выпуская узника. Волчьи лапы были испачканы и прилипали к земле. 
- Правильно. – кто-то отважно пробормотал вслед  - Крути педали, пока не дали...
   Волк даже и не подумал оглянуться. Он медленно переставлял ватные лапы, словно учился ходить заново.
- Да! – осмелела толпа - Вали отсюда!
   Вслед полетел камень, еще один... Вот уже кто-то беспардонно наступал на пятки и яростно тявкал. Волк продолжал идти дальше, словно оглушенный. Камни вскоре перестали лететь и тявканье благоразумно прекратилось. Волк стоял на перекрестке и пытался сориентироваться на местности. 
   Перемирие между зверями было заключено давно и все уже потихоньку к этому привыкли, а те кто не смог адаптироваться отправились за тридевять земель. Волк был одним из тех кто остался и смог адаптироваться. Во всяком случае так было ещё каких-то полчаса назад. 
   Внутренний компас отправил его по направлению к бывшему командиру, до которого отсюда было лапой подать. Погода была жаркой и душной. Солнца не было видно, наверное на нем бушевала злая магнитная буря.
   Командир безразлично открыл дверь и молча впустил Волка. У него была депрессия и ему теперь было все безразлично, кто к нему периодически приходит и кто с такой же периодичностью уходит. Это было нормально. У всех плотоядных кто остался была депрессия. Переход на соевый мясозаменитель ничего не изменил, хотя наукой было доказано обратное. Но раз наукой было доказано... то теперь никакой крови, только соя. По-старому жить было нельзя, по-новому жить было нужно.  Командир жестом показал на свободное кресло. Волк кивнул и, словно выполняя по старой памяти приказ, занял отведенное ему место.
- Валерьянки? - равнодушно предложил Командир.
- Я не пью. – отрапортовал Волк.  
- А мне ершик не помешает. – Впервые усмехнулся Командир и накапал себе из разных пузырьков какой-то страшный коктейль.
   Добавив ко всему пару кубиков льда Командир все также безразлично сел в кресло напротив телевизора, словно Волк и не приходил и, убавив звук, переключил канал.  
- Сорвался. – виновато вздохнул Волк.
   Командир его не услышал, или может сделал вид и никак не среагировал. Они долго молча сидели, в комнате пропахшей успокоительным, каждый погруженный в свои мысли. Действовало все это успокаивающе и Волку уже через час было тоже все равно.
Рядом с креслом стоял шкаф с книгами. Волк лениво потянулся и взял с полки первую попавшуюся. Командир крепко заснул и лапа медленно подергивалась. Пустой стакан тихо плюхнулся на ковер.  
   «Интересно, а он считает овец перед сном?» - мимолетом подумал Волк и продолжил чтение. Книга была про писанину и оказалась очень интересной. 
«... Писанина – это борьба. В процессе письма вы все время натыкаетесь на подводные камни, а так как под лежащий камень вода не течет...» - книга тихо плюхнулась на ковер.

   Утро. Волк открыл глаза и посмотрел по сторонам. В кресле напротив телевизора все так же храпел командир. Волк поднял вчерашнюю книгу и продолжил чтение.
   «Как звери и проблемы бывают разные, так и взаимодействие между ними разнится. Есть звери которые при возникновении проблемы склоняются к выжиданию. Они ждут и ждут, пока проблема не решится сама собой. Если ожидание остается безуспешным, они снимают с себя всякую ответственность, говоря что ничего поделать нельзя. Это не есть путь писанины...»
   Командир проснулся и, переключив телевизор на другой канал, снова заснул. Волк продолжил чтение. Ему все больше и больше нравилась эта книга. В ней он видел ответ. Лучик озаряющий тропинку выводящую из лабиринта тоски и безнадежности. Нужно только протянуть лапу и сделать первый шаг. Волк сделал шаг в сторону комнатной двери и ему это понравилось. 
- Шеф. – кашлянул Волк и спрятался за дверь.
   Командир подпрыгнул в кресле и, развернувшись в воздухе на сто восемьдесят градусов, метнул три ножа. Все они попали в дверь того места где до этого стоял Волк.
- А. – вздохнул Командир – Это ты. Предупреждать надо.
- Я это... – замялся Волк - можно книжку взять? 
- Бери, - Командир махнул лапой - потом расскажешь, что там тебе приглянулось.

   По пути домой Волк заскочил в магазин и в аккурат купил, по книжному списку, все необходимое для писанины. Дверь открылась. Волк дома. К черту ужин. Начинаем эксперимент. Волк сбросил с рабочего стола на пол все что было, включая компьютер, оставив только настольную лампу и подготовив инструмент для писанины. 
«...Закройте глаза на пять минут. Увидев образ выразите его при помощи писанины...»
   Волк закрыл глаза. Медленно и плавно луч лампы соединился с книжным лучом. Волк долго ничего не мог увидеть и принялся перемещать внимание по всем закоулкам сознания. На луч, застенчиво потупив взор, вышла вкусная овца и дружелюбно помахала копытом. «Овца? Или баран?» - хаотично забегали волчьи мысли. 
- Овца. – аппетитно уточнила овца.  
- Ты еще и говоришь? – удивился Волк. 
- И мысли читаю – поковыряв в носу кивнула Овца.
«Но почему именно овца?!» - занервничал Волк. 
- Потому что актуально – скромно покашляла Овца и почесала за ухом.
«И что же мне дальше делать?» - Волк растерянно созерцал приступ паники и немного подумав зарычал «Кыш, а ну кыш отсюда». Нельзя сейчас волку об овцах думать. Нельзя. 
- А для чего ты меня тогда звал? – обижено удивилась овца.
- Я тебя звал? – опешил Волк.
- Ну да. – уже неуверенно проблеяла овца и воровато принялась озираться.  
Волк впал в ступор. Ему вдруг сильно захотелось спать. В голове почему-то вдруг всплыла книжная фраза «Выражая себя, цветок источает свое неповторимое благоухание...»
- Ну наконец-то! – Обрадовалась Овца. 
- Овца, так овца – пожав плечами пробормотал Волк. 
   Волк открыл глаза и, макнув кисточку в тушь, уверено нарисовал иероглиф «Хицуджи».

 

Нравится