Жёлтая полоса

   От солнца отделилась маленькая точка и потемнев увеличилась в размерах. Шмель заходил на посадку после очередного боевого вылета. Целью была речная заводь, спрятавшаяся под огромным дубом. Здесь было тихо. Здесь было прохладно. Редкий камыш, словно сытая дружелюбная мышь, кивал и как бы давал добро на посадку. Огромная тень проглатывала этот участок, словно вырезая его из нещадно палящих солнечных лучей. Попадая сюда, вас словно делают слепыми, пока вы не привыкнете к новым правилам — правилам заводи. Адаптация проходит у всех по-разному в зависимости от того, что у вас течёт в жилах. Хлорофилл? Тогда проваливай обратно под солнце. Отсюда видно больше. Слышно чётче, разве что примешивается шелест листвы, которого нет там, снаружи…
Шмель подобрался к воде и, прежде подозрительно осмотрев своё отражение, глотнул воды. Капля мгновенно растворилась и он почувствовал себя хорошо. Крылья загудели от удовольствия. Умылся и почувствовал себя отлично.
— Крррасота — умиротворённо прожужжал он.
— Чего же тут красивого? — проворчала несущаяся куда-то улитка — всё лезут и лезут, хвалят и хвалят… Красота. Где, я спрашиваю, ваша красота?
— Ничего. Ползи дальше, — сухо ответил шмель.
Река текла чуть в стороне своей дорогой и была родственной, но в тоже время отличалась от заводи. Заводь всю свою жизнь проводила в полудреме, в то время как река не могла остановиться ни на секунду. Конечно, бывали исключения, например плотина, что бобровая, что мирская, но даже они всего лишь приостанавливали её, а она, набираясь сил, летела ещё быстрее, словно пытаясь нагнать упущенное. Заводь же — словно нерадивый курящий марафонец, который решил отдохнуть на обочине. Сквозь такую разную воду было видно, как важно стайкой плавают рыбки. Вот по воде как по земле пробежала водомерка, бежала осторожно, стараясь не оставлять следов, но чуткие рыбёшки на всякий пожарный ретировались. Вот в листве что-то зашуршало, испуганные скворцы разлетелись в стороны, а воду упала белка. Упала там, где мелко. Красиво упала… на «бомбочку». Инцидент в этой заводи из ряда вон выходящий. Впервые за свою полосатую жизнь шмель видел белку в воде. То ли потеряла равновесие, то ли заснула неосторожно не там где надо. Глаза бусинки, готовые вылезти из орбит, испуганно таращились в стороны, а сама по-собачьи двинула к берегу. Благополучно добралась, попутно удивляясь своим неожиданно открытым навыкам и надеясь на будущее больше их не использовать (нет, не падать и тонуть, просто не падать). Отряхнувшись, недовольно фыркая и чихая, бросилась обратно на дерево, оставляя за собой мокрую полосу. И опять разлетелись в стороны испуганные скворцы. И опять ворчание несущейся улитки. И вновь тишина.
Подул тёплый ветер. Пара листьев как спасательные шлюпки опустились на воду, оставляя круги на воде. Сквозь листву местами было видно небо. Можно было подумать, что небо разбилось над этой заводью. И какой-то гениальный реставратор соединил небесные осколки между собой при помощи земного дуба. Если это на самом деле так, то, зная природную закономерность, можно уверенно утверждать, что к зиме осколки срастутся. А к весне небо вновь разобьётся над заводью. И так будет продолжаться вновь и вновь до тех пор, пока жив дуб, пока существует небо и земля.
Вместе с падающим лучом солнца рядом со шмелём на землю опустилась бабочка. Так легко и грациозно. Беззаботно и так просто. Аккуратно царапнув воду она посвежела. Умывшись она засияла
— Красота… — счастливо промурлыкала она.
— Крррасота… — восхищенно прожужжал шмель.
— Крысата-крысатень… — ворчала куда-то улепётывающая улитка.

Нравится

Комментарии

Аватар пользователя Елена

Очень понравилось описание природы, на мой взгляд, оно яркое и реалистичное. А поведение улитки, похоже на ворчание старушек во дворе.

Аватар пользователя kontemir

Живая красота
А про ворчание вы правы довольно-таки веселый "скамеечный" фактор. На самом деле некоторым для шага вперед нехватает буквально мизерного толчка и именно ворчание близкого может его дать. )))