Жажда свободы

   Природа штука веселая и грустная одновременно. Всегда полна сюрпризов. А все потому что страшно любит экспериментировать. Поставит на ком-нибудь какой-нибудь опыт и смотрит, выживет не выживет... не выжил, ну и ладно. И начинается следующий эксперимент. Такое ощущение, что нет никаких ниток за которые она могла бы дернуть, дабы отменить какой-нибудь трагический результат. Иногда мне кажется что эта возможность предоставляется именно подопытным, во время эксперимента.
   Одной из таких лабораторных крыс оказался я. Не знаю хорошо ли это или плохо, но это факт. Влюбился я по молодости в одну девченку. После нескольких походов по кинотеатрам и театрам пришли ко мне домой. Выпили. И вместо первого поцелуя она, совершенно неожиданно, меня робко укусила. Страшно? Ага. Любовь не дала меня убить, но сделала что-то иное. Она просто заснула. Теперь я вампир. Следущая ступень эволюции человека. Солнца, в отличии от кинотеатров, не боюсь. Вампиры народ бессмертный и ленивый. Как хомяки. Поймают кого-нить, выпьют из горла, забьются куда-нибудь и спать.
   Говорят вампира можно убить выстрелив в него серебряной пулей. Брешут. В меня раз двадцать стреляли. Один раз даже очередью. Я не уходил. Было просто любопытно. А вот больно бывает - это факт. Залез я как-то на склад за сахаром, а сторожиха не спала. Бессоница у неё. Меня увидела и достала ружье. Я уже привыкший к благородным металлам, решетящим мою грудь, гордо встал в позу. Так эта дура выстрелила в меня солью. И куда выстрелила. Короче, было больно и больше я за сахаром не лазил и другим не советовал.
Спросите «почему я полез за сахаром?». Хоть я и вампир я всеми силами пытаюсь схватится за бывший свой образ человека, который из-за жажды все равно ускользает сквозь пальцы. Жажда – тварь-паразит поселившаяся в моем теле. Жажда даёт силы недоступные простому смертному, но и заставляет совершать поступки безумные для понимания обычному человеку. Жизнь человека туманна и неопределенна, у него есть будущее, а у вампира есть только прошлое. Вампир – это просто бесчувственная машина в условиях рыночной экономики, залили бензин и она поехала.
Все дело в душе. Она словно впала в спячку. И никак не придет час чтобы разбудить её. Все вампиры подсознательно ждут этот час – час свободы. Час, который вернет потерю.
   Я ждал этот час из часа в час, но настал час, когда стало противно. Ох как противно пить чужую кровь. Сначала мочил преступность, потом бомжей и коррупционеров, затем безработных и наркоманов... но это же все – люди! Любой человек умрет и на душе становится как-то погано. Пытался завязать не получилось. Пытался покончить собой, а нет... любое ранение и тело бешено регенерирует, вызывая огромную жажду. Замкнутый круг.
Все это я бросил и поселился, словно портовый краб-отшельник, в подвале.
   В подвале хорошо. Тихо, везде капает вода и мрачно. Занялся йогой, медитацией и Тай Цзи Цуанем. Кстати, отлично нервишки успокаивает. Устроился в клуб анонимных придурков. Так как город маленький и народу мало, то клуб был рассчитан на курильщиков, алкоголиков и наркоманов одновременно. Бред, но всегда интересно посмотреть на тех, кто считает что его проблема гораздо больше чем твоя. Пытаюсь этому научиться. Но так как жажда мучает всегда, пришлось переходить на более агрессивные вид искусства выживания, такого как ловля комаров. Наловишь комаров в бутылку, подавишь китайскими палочками и вишневка готова. Худо-бедно-нудно но на выживание хватает.
Вампир, как и человек, такое существо что требует постоянного апгрейда. Короче договорился я с комарами что убивать их не буду, но в обмен с каждого комара по капле крови в день. Складывать условились в бутылку-вишневку. Сначала все было отлично, но комары, как и люди, начали хитрить. Зажимать, недодавливать, халтурить, разбавлять или вообще не являться. Началась волна репрессий с моей стороны. Тогда они, почувствовав что и они имеют возможность влиять на эту жизнь, вовсе переехали. Все разом. И вот теперь я сижу тут один, как дурак.
Кризис приходит тихо, но бьет нещадно и без разбору. Поголодав пару дней я от делать нечего пошел к той которая меня цапнула. Проскочила мыслишка вампиршу грохнуть. Как? Не знаю, но думаю придумать можно.
   Из-за угла выглянула кошачья морда и опасливо принялась озираться. Интересно, чего это она так боится? Неторопливым шагом «руки в брюки» протопал в окно.
   Вампирша сыто спит. Муж спит рядом. «Может грохнуть? А кто потом детей кормить будет? Пусть живет.» Зашел в детскую «Может их грохнуть? Нет, кого тогда родители кормить будут? Пусть живут.» О! Хомячки! Один хомяк недовольно проснулся и посмотрел на меня. Иди сюда. Как давно я никого не ел, аж клыки заржавели.
- Стой! – заорал хомяк
- Последнее желание? – удивился я.
- Желания не бывают последними... – заворчал хомяк – Подумай о детях. Кого они потом кормить будут?
- Не тебя... – засмеялся я – Надо будет хомячка – мама купит хомячка.
- Но я член семьи! – заверещал хомяк – Я с ними уже семь лет живу!
- Стоп. – остановился я – Разве хомяки живут так долго?
- Мы с тобой одной крови... – подмигнул хомяк и очень медленно показал клыки – Только никому не говори – прошептал саблезубый хомяк косясь на жену-хомячку.
- Какая низость... – расстроился я и бросил хомяка в аквариум – искалечить хомяка.
- Это ты калека! – фыркнул хомяк – А я – избранный!
Скрипнула дверь и я увидел силуэт вампирши.
- А что мне оставалось? – возмутилась она – Хомячек помрет - детям травма.
- Травма... – повторил хомяк-вампир – дети - цветы жизни, а хомяки их удобрения!
- А чем он питается? – подозрительно спросил я.
- Не бойся. По мелочам. Терроризирует местных кошек.
- Типа бэтмена... – кивнул хомяк – вообще кошки охамели! Ты прикинь, что...
- Слышь, бэтмен, молчи когда старшие разговаривают. – прошипела вампирша.
- Да сплю я... – хомяк зевнул и свернулся клубком.
В форточку посвистывая залетел комар и одел обеденный платочек. Тут он замер, крылья отказали. Падая комар разглядел меня получше, дико взвыл и бросился обратно. Стекло обратно не пускало. Отчаянно бившийся о стекло комар остановился, сделал пару вдохов и досчитав до пяти вылетел в форточку. Луна выглянула из-за облака и лунный лучик, сквозь только что треснутое стекло, упал на мое лицо. Промелькнула мысль «А ведь раньше я б и мухи не обидел».
- Это что? – удивилась вампирша – седой волос?
- Где? Ай!
- Смотри... – хозяйка протянула ладонь. На ладони действительно лежал седой волос.
- Не может быть... – прошептали мы оба.
Тишина. Луна спряталась за облако. Облако спряталось за крышу. На улице кто-то истошно пищал «Не лезьте туда! Это засада!».
- Ты что... – вампирша с трудом подбирала слова - завязал?
- Ну да... – разглядывал я волос – комариная диета, клуб анонимных завистников и азиатские практики...
- Я думала это невозможно. – в глазах засветилась сумрачная надежда.
- Получается, что нет ничего невозможного – я тупо засмеялся.
- Неужели жажда не мучает? – вздрогнула она, при упоминании слова «жажда».
- Мучает... – вздохнул я – так, просто по привычке, но совесть ей мешает.
- Научи жить... осточертела эта смертельная жажда.
- Ты уверенна? Мне было очень тяжело...
- Плевать. Лучше чувствовать, умирая сейчас, чем холодно рассчитывать вечность.
- А вот меня учить жить не надо! – зловеще захохотал вылетевший из аквариума хомяк и ласточкой выпорхнул на улицу – Меня моя судьба уфтраивает!!!
И тут я подумал: «Неужели природа придумала людей-вампиров только с одной целью – чтобы появился вот такой монстр? Неужели это и есть следующая ступень эволюции?»

Нравится