Пазл

   Настроение было прегадким. В этот раз Хомяка душила не, как обычно жаба, а мигрень. Ну, это то состояние когда голова одна а боль скачет по ней как блоха, только в множественном числе. Хомяк, стараясь не издать лишнего шума, шуршал в темном чулане, упорно ища припрятанный на новый год морковный бутыль. Из-за темноты ему все время казалось, что он не один. Была глухая ночь. Свою Муфию он уже выпроводил часов шесть назад, а у Миямото и команды отбой был в десять. Паук вязал свитер в гостиной, а когда он вяжет ему все трын-трава. Часовые патрулируют улицу снаружи, что скажем логично, было бы странно, если бы они из-за холода патрулировали улицу, не выходя из дома. Смена караула только через двадцать пять… Хомяк посмотрел на часы и, от взгляда, включилась подсветка. Смена караула только через двадцать минут. Хомяк перевел взгляд на полку, подсветка отключилась, но этого светлого мгновения было достаточно, чтобы найти стеклянный клад. Хомяк потянул к нему трясущиеся лапки и вдруг истошно закричал.
- Это я включил свет, босс. – Поклонился Миямото.
- А я тебя просил?! – Хомяк сполз по стенке, возле которой он оказался каким-то чудесным образом, на пол с бешено колотящимся сердцем.
- Простите босс. – Таракан поклонился ещё ниже. – Я просто услышал подсветку…
- Ладно-ладно… - Истерически засмеялся Хомяк – Есть и хорошая новость. Мигрень прошла.
   Хомяк глубоко вздохнул и тут же поперхнулся.
- Да босс, есть и плохая. – Миямото осуждающе посмотрел на беженцев.
- Может, все же объяснишь что это тут за кемпинг? – Хомяк вперился взглядом в толпу тараканов, съежившуюся на верхнем ярусе. Все были исхудавшие, изнуренные. На некоторых были косынки. Одна часть смотрела в пол, вторая зажмурилась, а другие стояли, виновато глядя на Миямото.  
- Это мои родственники приехали из Собирии. Хотел вас спросить, но у вас своя головная боль. На улице холодно, вот я их и принял втихаря. Они уже уходят.
Вся полка согласно кивнула и, подняв узелки, двинулись к выходу.
- Стоп-стоп-стоп. – У хомяка сердце сжалось, но уже не от страха. – Пусть остаются. Но с условием - мой морковный сок не трогать.  
   Все благодарно поклонились. Хомяк испугался сам своей щедрости.
- Да. И ещё. Тут бардак в подвале. Пусть все почистят, разложат по полочкам… евроремонт пусть забабахают. Материалы там, во втором подвале. И, кстати, там по той же программе. И свет пусть проведут… - Глаза загорелись - вентиляцию…
   Пять минут спустя Хомяк дымил на кухне и, прищурившись, смотрел на таракана. Миямото скромно сидел в позе лотоса.
- А ведь ты же вроде с Хоншу…
- Там близко, босс.
- Ага. В гости к друг другу, небось, каждый день наведывались?
   Миямото молчал.
- Жук ты, а не таракан. – Покачал головой Хомяк – И что же мне теперь с вами делать.
- Они все боевые единицы. Мы можем зайцам войну развязать. Можем заселить их в церковь. Можем взять гектар земли вспахать и засеять морковью.
- Стасик, очнись. Ноябрь на дворе.
- Им все нипочем. У них летом такая температура.
- Заманчиво. Вот только куда мне столько моркови? Нет уж. Пусть лучше тут порядок наводят.
   Хомяк затушил морковку и перебирал лапкой по столу.
- А нет ли у вас какого-нибудь родового секретного обычая? Страсть люблю что-нибудь новенькое.
- Есть одна древняя техника письма. Это когда пишется послание и разделяется на сотню кусочков. Сотня боевых почтальонов берет по одному фрагменту и идет в поход. Поход этот стратегически важное задание. Каждый из адептов имеет внутренние часы, у которых точность соответствует курантам. Для контроля времени и исключения перехвата сообщения все идут в один пункт назначения разными путями. Веером. Первый идет прямо, второй на полградуса леве, второй на полградуса правее и т.д. Все рассчитано так, что тот, который вышел первым, даже если попадет в засаду, имеет временной запас из неё выбраться избавиться от хвоста и прийти первым. Также и второй, третий и последний. Даже если поймают одного, что вполне возможно при условии равноценной подготовки, то все равно информация будет настолько ничтожно малой, что она ничего не скажет, даже если читать будет экстрасенс. Но в те времена, помимо тараканов, нужен был ещё склейщик. Воин-ткач умевший несоединимое соединять воедино.
- Это как? – Вытаращил глаза Хомяк.
- Демонстрация возврата во времени, с переносом прошлого фрагмента в настоящее и пришивание его к будущей разрушенной версии. Склейщик отправляется в путь ещё в момент написания письма и ждет уже на финише, готовясь к ритуалу склейки. Как только начинают поступать кусочки послания, он погружается в транс и энергетическим клеем склеивает кусок за куском. В итоге получатель держит оригинал без единой царапины, с ещё влажными чернилами.
- Сугоиии… - Хомяк уже потирал лапки. – У меня есть идея!

   Хомячья лапка макнула кисть и сделала пару взмахов. Лист подлетел и Миямото подпрыгнув сделал пару взмахов мечом. Лист медленно упал и только на полу разделился на сто фрагментов. 

   Дома был Крот. Крот бил грушу. Грушу держали шмели. От каждого удара кто-нибудь не выдерживал и отлетал, но тут же с яростью и удвоенными силами возвращался обратно. Раздался звонок.
- Мыши мы… - хрипел Крот, яростно смотря на часы.
- Салам и доброе утро!
- Перезвони. Я сейчас в ударе.
- Не могу. Я тебе послал олд-хау.
- Чего? – Крот сделал жест и свисающие с груши шмели с радостью падали и растягивались на полу.
- Слушай. Это эксклюзив. Не то, что вся эта современная фигня.
- Слушаю.
- Это тараканья секретная почта и п…
Крот не дослушал. В дверь звонили. Крот посмотрел в глазок. Пусто. Крот открыл дверь пусто. Только морозный воздух и паук в шапке ушанке.
- Чего надо?
- Хома послал. – развел лапами Паук.
- Заходи.
   Паук с радостью юркнул через порог. Крот закрыл дверь и опять поднес трубку к уху.
- Уже пришли? – спросила трубка.
- Пришли? – не понял Крот - Тут только П… - Крот оглянулся и замер. Паук достал из шапки моток паутины, а через дверной глазок, который почему-то был открытым, сновали тараканы, передавали пауку какие-то клочки бумаги и убегали обратно.
- Пришли. – Догадалась трубка.
- Тебе опять делать нечего? – вздохнул Крот, вешая трубку.
Через несколько минут Паук протянул блестящее от паутины сообщение.

«»Нет смысла в суете, но вся суета из-за смысла

 

 

Нравится