О враг

   Хомяк брел по тропинке из песка и камней. Песка, золотого от ярко сияющего солнца, и теплых камней, нагретых временем дня. Каждый камешек под лапкой удивленно задавался вопросом «Какое место занимает этот зверь в пищевой цепочке жизни?». Каждая песчинка вопрошала «Как же эти создания могут передвигаться, становясь повелителями своей пушистой судьбы?». Хомяк же спрашивал землю под лапами «Как подкорректировать себя так, чтобы своя жизнь была своей?» и только солнце продолжало освещать песок и греть камни.
   Заяц стоял с гордо поднятыми ушами и поливал из шланга всех, кто проходил мимо. Все возмущались и ворчали. Иногда какой-нибудь медведь или волк останавливался и решительно поворачивал к Зайцу, но Заяц с хохотом перепрыгивал через рядом стоящий овраг и уже с безопасного расстояния продолжал всех поливать водой и матом. Досталось и Хомяку.
- Генрик, в нашей стране каждая капля воды на вес золота. – Мокрый Хомяк осудительно смотрел через овраг.
- Что ты там мокрая меркантильная крыса мелешь? – Заяц приложил свободную лапку к уху – Про золото говоришь? Так купи у меня щедрого оптом, за полцены отдам!
   Конечно, Хомяк понимал что вода – это индивидуальная субстанция, принадлежащая только этому миру и вливающаяся в него только по своему усмотрению, но в тоже время своя шкурка была мокрой, а это означало, что что-то шло вразрез с его собственным интересом. Хомяк смотрел через овраг, откуда заяц продолжал окатывать его водой. Вода, стекая по усам, ушам, щекам и пузу, образовывая под Хомяком довольно веселую лужу, продолжала свой путь вниз, в овраг. Зверьё, шнырявшее по тропинке, не возражало против такого поворота событий, подсознательно им всегда нравилось, когда кто-то брал огонь на себя, даже если этот огонь - вода. Появились зеваки. Они выбирали места, одновременно сочетающие в себе свойства безопасности и удобного обзора. Начались даже дискуссии. Лягушка шепталась с морской свинкой что, мол, Заяц-то понятно – псих, но чего Хомяк-то встал как истукан? На что морская свинка отвечала что, скорее всего тут дело в культурных ценностях.  
- Это произвол… - бормотал Хомяк – иррационализм...
- Это свобода, друг мой! – Заяц заливался демоническим хохотом. Он был похож на какого-то счастливого сумасшедшего рыбака, наконец-то поймавшего на удочку рыбу в таком безрыбном месте, как, к примеру, в пустом ведре.
   Так как всем страсть как хотелось узнать, чем же все в итоге закончится, толпа зевак увеличивалась. Кто-то достал мобильный и уже писал статью в блог. Через мгновение двенадцать лапок, из этой же толпы, тут же отметило, что им нравится статья, процесс, да и вообще все им нравится. Сеть очень бурно отреагировала на перепост. Положительная реакция была в основном со стороны заячьей аудитории, негативная - со стороны хомяков, но появились мнения и других зверьков. Кто-то говорил, что Хомяк - тряпка, кто-то, что он жертвует собой ради общества, ибо подставил другую щеку, а кто-то и вовсе говорил, что это все подстава, отвлекающая умы наивных зверей от реальных событий.
   Хомяк, понимая, что запутался и, решив, что мерой всех вещей является сознание, начал все заново. Земля под лапами получила вопрос «Как подкорректировать себя так, чтобы своя жизнь была своей?». Песок и камни недоуменно смотрели вверх и кумекали, с чего же этот мокрый зверь вдруг решил лишить их солнца. Время остановилось, остановилась и вода.  
- Попался косой. – Волк держал Зайца за левое ухо.
- Допрыгался тролль. – Медведь держал Зайца за правое ухо.
Заяц испуганно задергался, но краснеющие уши, словно цепи, держали его крепко.
- Эй, постойте… я больше не буду. – Захныкал Заяц - Честно.
Мокрый Хомяк смотрел через овраг на тщедушно болтающиеся в воздухе лапки. Кто-то сзади сказал:
- А ведь это ты его подставил.

Нравится