Холодная война

   Небо покрылось какой-то серой потрескавшейся коркой и периодически поливало землю скудным холодным дождём. За лесом гремели разрывающиеся снаряды. В лесу среди унылых деревьев, погружённых во мрак, раздавались пулемётные трели. И только здесь было немного спокойней. Сюда долетали только звуки боя и запах гари. Бой шёл уже давно и начал плохо пахнуть, словно сковорода с едой забытая на огне.
   В палатку зашли два хомяка держа третьего, который был связан. Хомяк, изнывающий от скуки, вскочил с койки как ужаленный, словно он ждал этого момента всё это время.
- Держи гада. Мы поймали – гордо заговорил один.
- А как это вы его сцапали?
- А он и ещё несколько крались через поле да на нашу растяжку нарвались. Один сразу коня двинул, молодые свалили, а этот контуженый ходил, как лунатик, пока его мы не подобрали.
- Вот так боевые товарищи… - покачал головой Хомяк.
- А как по мне правильно сделали – неуверенно протянул второй – замешкайся они с ним, мы бы их всех грохнули.
- В разведку я с тобой не пойду – хохотнул Хомяк.
- Да ну вас… - обиделся второй и вышел.
- Нет Хом ну серьёзно то они, а то мы. Мы своих в беде не бросаем – вступился за друга первый.
- Да правильно он всё сказал, просто обычно про такие вещи молчат.
- То «просто-обычно» а у нас всё «сложно-необычно»! – гыкнул первый – удачи молодожёны! – ехидно сказал он и ушёл довольный.
- Вали-вали… - отмахнулся Хомяк.
Пленный, весь в запёкшейся крови с грязью, равнодушно смотрел куда-то в пустоту. Хомяк достал пачку сигарет и протянул партизану.
- Угощайся.
Тот не отреагировал. Хомяк пожал плечами и чтобы не чувствовать себя нелепо съездил гордецу поддых. Гордец с хрипом загнулся и упал.
- Раз по-хорошему не хочешь…
Словно оправдываясь, пробормотал Хомяк и закурил сам. Палатку заволокла нежная пелена серого дыма. Одурманенные комары уже свято верившие что могут ходить сквозь стены, пытались проникнуть в керосинку, чтоб наконец узнать ответ на вопрос который долгие годы заставлял их род нести тяжёлые потери и не давал уснуть: «Так что же там светится?».
В палатке вдруг раздался щелчок. Хомяк удивлённым взглядом провёл по стенке. Залётная пуля прошла сквозь палатку навылет, оставив после себя на разных стенках скупой автограф в виде двух точек. Удивлённый партизан вдруг заговорил:
- Да… ещё полшага и привет.
После небольшой паузы Хомяк усмехнулся:
- Батенька… да ты говорить умеешь?
- Да вроде ты первый начал… - усмехнулся тот в ответ.
- Чего от сигареты отказался?
- Да не курю я… а приличия ради не хочу, товар больно дефицитный. Ты куришь… тебе нужнее…
- Вот тут ты прав…
- А чего это ты вдруг мне сигарету предложил? Мы же враги.
- Ну враг, ну и что? Я хомяк и ты хомяк, я солдат и ты солдат. Лично я против тебя ничего не имею… – Хомяк затушил сигарету и незаметно для себя пустился в рассуждения - …просто сложилось так, что мы попадаем по разные стороны, под разные флаги. А так чёрт его знает, может у нас бабка или прадед общие, тогда мы вообще братья. Да и ведь на твоём месте мог бы быть и я…
Снаружи послышался топот и спешные команды. В палатку забежал патрульный.
- Хома! Наши отступают! Сейчас подъедут машины, будь готов!
- Стой, а он?!
Патрульный бегло бросил взгляд на пленного
- А за него не беспокойся… - и лапкой провёл резкое движение по своей шее, давая понять, что произойдёт, побежав дальше.
Хомяк вздохнул и достав ещё одну сигарету и протянул пачку партизану. На этот раз он не отказался. Молча прикурил и закашлялся.
- А бросать то потом как будет тяжело – попытался разрядить атмосферу Хомяк – весь взвод бросает, никак бросить не может. Наверное это такой вирус, просто немного другого уровня. Небось вы подбросили?
- Ага… и сами от любопытства заразились. У нас ведь тоже весь взвод курит.
- А вот это надо записать, доложу начальству – улыбнулся Хомяк – будем локации противника по табачному дыму определять.
Настроение в палатке немного улучшилось. Даже комары бросили свой коан и тихо слушали свесив лапки и суша крылья. Партизан продолжил:
- А на самом деле нам надо воевать с сигаретами, ведь пока мы били друг другу морды, они уже практически завоевали и «ваших», и «наших» и даже тех, кто ждёт нас дома.
- Ага объявить «последний крестовый носмокинг» и лозунг: «Жён забирает, детишек кромсает, табак окаянный всех нас убивает».
- Да ты поэт! – начал давится дымом и смехом партизан.
- И не говори – скромно развёл лапками Хомяк – такой талант пропадает, мне сейчас пожрать, выпить и на печку… так Пушкин сам застрелится.
- Ну ты нашёл на кого наехать…
- Знаешь, а давай я тебя отпущу, а сам себе фонарь поставлю, мол недоглядел? – вдруг серьёзно заговорил Хомяк.
- Э нет братан, за это сразу трибунал схлопочешь, и никакой фонарь не поможет. Помнишь, ты сказал: «Ведь на моём месте мог бы быть и ты»? Так вот, я не на твоём месте. Из-за таких фраз проигрывают битвы. И попади ты ко мне в плен, никаких сигарет бы ты не получил, хотя бы потому что я не курю и надо было бы пулю пустить в лоб, то ты не сомневайся – пустил бы без колебаний. Такой вот расклад. Ты «свой» я «чужой» и не парься.
Раздался шум колёс, пара гудков и беготня. Где-то недалеко началась перестрелка. Хома вскочил, наспех скрутил спальник. Быстро сгрёб всё барахло в вещмешок и выскочил наружу Мимо проскочила тень и нырнула в палатку. Раздался выстрел. Плечи вдруг ослабли. Лапы стали ватными. В голове возник образ расплывающегося красного пятна с глянцем на полу и комары спускающиеся вниз. Дикая горечь полоснула когтями душу. Хомяк добрёл до грузовика, еле как закинул вещмешок и без спешки полез следом.
- Хома! А что с партизаном?! – кричал патрульный.
- Пуля в лоб! – тяжело прокричал в ответ Хомяк.
- Молодец! Это хорошо что ты его грохнул а то мы про него в беготне-то и забыли! – удовлетворительно кивнул патрульный – Всё езжай! – крикнул он стуча по крыше грузовика – Всё в порядке!
Хомяк тянулся за сигаретами и всё не мог их найти. В голове у Хомяка медленно заворочались обрывки воспоминаний, в которых он протянул пачку сигарет партизану, нырнувшая в палатку тень и слово «забыли».
- Вот так боевые товарищи… - пробормотал Хомяк, наблюдая как две тени отделились от лагеря и поплыли в сторону леса.
- А? - переспросил рядом сидящий.
- Я объявляю никотиновую войну! – вдруг засмеявшись, крикнул Хомяк.
   Солдаты сочувственно смотрели на него и молчали. Друг пересел поближе и стиснув зубы похлопал по плечу. Небо впервые за последний месяц стало чистым. Солнце продолжило свой восход, давая понять, что день только начался.

Нравится