Ромашки

      Воздух, словно бритвой, прорезали маленькие крылышки. Муха старалась успеть на званый ужин. Прямо на лету она пыталась приводить себя в порядок. Пролетая мимо остановки, она обронила губную помаду. «Подниму – опоздаю, не подниму - успею» - думала муха, но жадность взяла верх – «Дорогая больно…». Муха спикировала вниз. Раздался приглушенный щелчок.
- Фаст фуд! – облизнулась лягушка, стоящая у остановки.
- Ну, вообще… - переглянулись две хомячихи, сидящие на остановке - …бедная, муж не кормит?
- Какой муж? Я – муж!
На остановку, с вывалившимся языком, прибежал Хомяк и плюхнулся рядом с дамами. Лапка сжимала букетик из девяти ромашек.
- Ну и веник… - зашептались хомячки, давясь смехом .
- Вот засада! – Хомяк посмотрел на часы и расстроился – можно уже не торопиться - Опоздал!
Хомяк махнул лапкой и, достав бутылку морковного сока, жадно приложился.
- Все они такие… - шушукались хомячихи, с осуждением поглядывая на Хомяка и попутно поправляя причёски.
Хомяк, допив морковный сок, и выбрав ромашку побольше, со словами «догонять-недогонять», начал дёргать лепестки. Хомячихи пристально следили за результатом.
- Не судьба… - вздохнул Хомяк и, съев результат, с интересом посмотрел на своих соседок.
- Хам… - Соседки мгновенно отвернулись и принялись обсуждать что-то очень важное.
Хомяк засмеялся и, засунув оставшиеся ромашки в бутылку из-под морковного сока, торжественно положил икебану перед ними.
- Ох, сударь, не стоит…
- Право слово! – покраснели хомячихи.
Хомяк встал и довольно побрёл домой.
- А почему их восемь? – остановил его голос с остановки.
- Ну, это вам на двоих… - развёл лапами Хомяк и пошёл дальше.
На остановке, еще долго, лягушкин муж с интересом смотрел на хомячих.
- Тебе четыре и мне четыре… нет, опять нечётное… мне пять, тебе три – похоже так…
- Давай лучше мне пять, а тебе три…

Нравится