Прудный день

   Обычно тихий пруд сегодня то каркал, то квакал. Неотразимое солнце отразилось в воде и ему понравилось. Среди деревьев шла небольшая процессия. Матерая мышь проводила мышиную экскурсию.
- Это знаменитый дуб "Бамборбей". Этот пень раньше тоже был дубом. На пне сидит дядя Сыч. Только не злите его и не показывайте лапками... Это, как вы все уже догадались...
Маленький мышонок отбился от стада и с любопытством уставился на Сыча. Сыч недовольно уставился на Мыша.
- Хай Гитлер! - пропищал Мыш и вытянул лапку.
В ответ Сыч махнул крыльями и клюнул Мыша.
- Вообще нюх потеряли... скинхеды...
Под дубом Крот и Хомяк сидели и ловили рыбу. Хомяк ловил рыбу без наживки. Шмель притащил Кроту муху и тот, с удовольствием привязав её к крючку, зашвырнул подальше в пруд. Муха послушно плюхнулась в воду, но, когда подплыла первая рыба и поздоровалась, муха, с воплем натянув леску, бросилась в небо.
- Ты сюда рыбу пришел ловить или змея запускать? – начал смеяться Хомяк.
- Заткнись! – злился Крот и недовольно посмотрел на Шмеля.
- Понял... – сказал Шмель и, подлетев к рвущейся в небо Мухе, стукнул её.
Муха потеряла сознание и вновь упала в воду. Подплывшая рыба обнюхала муху и, брезгливо чихнув, решила сегодня не обедать.
- Не признали... – укатывался Хомяк.
- На себя посмотри... – фыркнул Крот.
Тут у Хомяка дважды дернулся поплавок. Хомяк зевнул и нехотя вытащил мелкую рыбешку. Крот аж подавился.
- Она что, больная? – Крот смотрел на свою муху, которая в обмороке была настолько непривлекательной, что рыбы оплывали её стороной, и пустой крючок Хомяка, на который клюнула рыба.
- Это она назло тебе... – Хомяк сделал невинный вид – Вредность – страшная штука!
- Как это у тебя получилось? – допытывался Крот.
- Молитва микроба - мегапозитивная штука!
Через полчаса в ведре Хомяка плескалась куча мальков, а в ведре Крота было пусто и очнувшаяся муха вновь рвалась в небо. Непонятно откуда появившиеся две жабы, словно крокодилы, плавали под мухой и щелкали языками, явно служа мушиному рвению новым стимулом и давая еще один повод для кротового пессимизма. Одной жабе надоела её спутница и она отвесила ей пинок. Спутница была тронута до глубины души и бросилась на обидчицу. Из воды вынырнул таракан и устало плюхнулся на берег.
- А ты что там делал? – подозрительно уставился на Миямото Крот.
- Водные процедуры... – устало махнул лапкой Миямото – армирование организма.
- Ах вот оно что... – Крот переводил взгляд то на ведро, то на таракана.
- Мастер? – Шмель подлетел к Кроту.
- Шамиль... – шепотом сказал Крот - а ребята-то жульничают...
Шмель посмотрел на дюжину тараканов, разбивших неподалеку лагерь и развесивших сушится портянки.
- Hummeln... – кивнул Шмель и тихо прожужжал, сидящим на дереве, шмелям.
Через несколько мгновений дюжина шмелей напала на разомлевших тараканов. Сонные тараканы были не готовы и сдавали позиции. Портянки, полетевшие в воду, послужили хорошим ударом по тараканьему самолюбию и те принялись теснить шмелей.
- Как дети малые... – ворчал Хомяк.
- Ты давай рыбу лови... – ворчал Крот дергая улетающую удочку.
Неподалеку, на лотосе в позе лотоса, сидела лягушка. К ней подплыло еще две.
- О мудрейшая лягушка... поведай нам, смертным, что за шум?
Мудрейшая лягушка лениво посмотрела вдаль:
- Жаба душит жабу - мирская суета...

Нравится