Красное дерево

   Осень клонилась к закату. Видимо только сейчас осознав что время идёт, а плановые мероприятия ещё не все закончены, в нервной спешке раздевала каждое дерево. Деревья были не против, им было приятно сбросить с себя листву, которая всё больше начинала походить на продукцию элитного бутика «Сэконд хэнд». Хомяк развалился под деревом, пил морковный сок и созерцал закат осеннего солнца.
   Всё вокруг окрасилось в красные тона. Красное небо. Красная трава. И даже собственная изрядно полинявшая шкурка казалась красной. Хомяк было задумался над этим, но поняв что в голове пусто, мудро списал это всё на действие каротина. Домой идти не хотелось. Дома было пианино. На этой самой пианине надо играть и играть, а день выжал его как лимон.
   Подул ветер и толпа мошкары послушно двинулась в путь. Солнце бросило последний лучик и большая тень окутала поляну. Мимо прошкандыбала старая красная белка и смерив его презрительным взглядом буркнула что то относящееся к теме “Из жизни бомжей” и с чувством выполненного долга прошествовала наверх. Хомяк было хотел бросить вслед бутылку но так как не было сил он свалил всё на хроническое уважение к старшим и “беличий маразм”. Хомяк недоуменно почесал репу. "Я сижу тут. Солнце зашло там. А если я не тут?" И тут он понял как плохо когда в голове пусто и нет сил. Первая же бредовая мысль захватила все его внимание. И понимая что “Мыслей поганых раб покорный” это про него, полез на дерево.
   Цепляясь зубами и когтями он мог бы сниматься в кино не хуже грозного дяди Рэмбо. Вниз полетели ветки, листья и зазевавшиеся древесные обитатели. Ветка за ветку. Листок за листок. Давление в организме начало повышаться. Появились первые признаки дефицита кислорода. Начинать всегда легко. Земля всё дальше уплывала вниз.
   Чем дальше он лез, тем больше он начинал сомневаться в правильности своих действий. Проснувшийся шкурный рефлекс начал визжать и бить по отказавшим тормозам. Но листва с каждым разом становилась всё светлее, давая понять что он на правильном пути. И вот почти и верхушка. Последняя надёжная ветка.
   Хомячий адреналин сделал своё дело, послав пинком в разные стороны ничего не подозревавших, мирно сплетничающих, красных скворцов. Взгляд тут же упал на заходящее солнце. "Ага попалось!" Хомяк ликовал. Солнце всё также стояло над горизонтом вызывая невольное дежавю. Красное небо. Красные ветки. Красные скворцы на соседней ветке злобно уставившиеся на него.
- Ну, мозги куриные, чего смотрите?
- Эй придурок! Ты чё курнул что тебя аж сюда занесло?
- То же что и всегда - немного подумав ответил Хомяк.
- И чего… вот всегда так всё плохо? - С пониманием спросили они.
- А мне не плохо. – сам удивился Хомяк.
- Ну а чё тут лазиешь тогда? - в свою очередь удивились скворцы.
- Закатом любуюсь. - гордо сказал он - Ребята, вы не поверите, внизу солнца нет, а тута есть!
Скворцы встревоженно переглянулись и чуть не попадав вниз начали дружно орать “Краденое солнце! Краденое солнце!” и смеяться.
- Чё ржёте уроды? - злобно прохрипел он. - я чего то может не то сказал?
- Не братан, всё нормально - сразу же начал красный скворец - нервы на хлопке сорвали. Бригадир зараза всё план сдавать требует. Вот мы и перерабатываем. А тут ты ещё появился, дерёшся да про солнце рассказываешь, сам посуди разве это норма?
- Ну "норма" понятие растяжимое... – с умным видом изрёк Хомяк.
- Не братан, ты неправ... "норма" - это "норма", а всё остальное уже "растяжимое". Присоединяйся к нам, третьим будешь.
   Догнанное, вроде бы, солнце всё же опять свалило. Но Хомяк уже начал впервые понимать что нужно всего лишь переждать ночь и восход рано или поздно настанет. Наступала ночь. И только верхняя ветка не могла успокоиться. Шумели и галдели как на праздник. Соседи понимая "что раз хомяки начали лазить по деревьям, то можно и сегодня лечь попозже" присоединялись к компании. Старая белка, с пеной у рта, билась в истерике и требовала заткнуться, обещая спилить это дерево ко всем чертям. А в ответ только слышала “Краденого солнца больше нет! Краденого солнца больше нет!”.
   И ещё не скоро стих гомон. А после тишина как крутая игрушка зависла на дереве. Бескомпромиссно наступало новое утро.

Нравится