Засада

   Лес стоял на ушах и эти волны беспокойства разбивались о лужайки со страшной силой. В чаще объявилась какая-то овца в волчьей шкуре и чинила беспорядки. Овцы, втянутые в конфликт, всячески отрицали свою причастность к данному инциденту, но в тайне болели за это чудо, окрестив фигуру в своей массе «Мееси». Для безопасности населения, зверям посоветовали ходить по паре и ввели круглосуточное дежурство. Дежурные бригады окрестили кодовым названием «Смотрильщики». Между деревьями в гордом одиночестве прыгала зайчиха.
- Эй красавица! - воскликнул плетущийся неподалеку заяц.
- Я вас слушаю... - вежливо остановилась зайчиха
- Не подскажешь как к реке выбраться? А то в горле пересохло, аж переночевать негде.
- Прыгай налево, прыгай направо, прыгай прямо!
Кусты зашуршали и угрожающе выглянула морда Крота.
- Понял Генрик? Прыгай отсюда! И ты тут не коси...
   Зайцы отпрыгнули в разные стороны и тихо продолжили свой путь. Солнце грело ветер, а ветер дул на дерево, словно на горячее молоко. Вишня распустилась и пахла. Сегодня была очередь Крота и Хомяка дежурить на этом участке. Хомяк сидел на травке и, довольно прищурившись, смотрел на цветущую сакуру. Рядом сидели шмели и тоже курили. Крот возился с очередной схемкой оригами и, изредка, недовольно поглядывал на медитирующих тараканов.
- Смотрильщики... и кто придумал это дурацкое название? – ворчал запутавшийся в схеме Крот – Понимаю «наблюдатели» или «надзиратели», но «смотрильщики»!
- Кор, да забодал ты... – заворчал Хомяк – займись, в конец, работой! Приступай к созерцанию....
- Ты приперся сюда на цветочки пялиться?! – разозлился Крот.
- Ты никогда не задавался вопросом - "почему на наших когтях иногда появляются белые пятна"?
Цветочки зашебуршились и с ветки свалился летучий мыш. Проснувшись и посмотрев по сторонам, он понял что попал в затруднительное положение. Тараканы медленно выходили из медитации, а шмели медленно тушили бычки. Творящий очередное бумажное произведение искусства Крот, бросил в Летучего Мыша камнем.
- Это тебе вместо «здрасте»...
Летучий Мыш попробовал увернуться, но не получилось. Вовремя подлетевшие шмели держали его, пока камень не долетел до цели.
- За что? – хрюкнул Летучий Мыш.
- Лучше помолчи – посоветовал Шмель – ты тут всем медитацию обломал.
- Живот болит... – заскулил Летучий Мыш.
- Пей активированный уголь... – посоветовал Крот.
- Это просто случайность... – пытался выкрутится Летучий Мыш.
- А может ты хотел, но у тебя не получилось? – продолжал жужжать Шмель.
- Не получилось что? – не понял Летучий Мыш.
- Диверсия... – прошептал на ухо подошедший таракан Миямото, на ходу припоминая ультразвуковые нотки, чтобы донести истину в первозданной красоте.
- Правда изреченная есть ложь? – не верил Летучий Мыш.
- Ты лжешь, говоря что ты плавучая мышь... – нахмурился Шмель.
- Я не это имел в виду... – испугался Летучий Мыш.
- У тебя как у врага, кроме нас, есть еще два основных врага – это торопливость и пренебрежение – медленно вытащил меч Миямото – Поторопившись, твоя диверсия не удалась, а строя из себя дурачка...
Из кустов, на цыпочках медленно вышел медведь. Все замерли. Даже сакура прекратила цвести. Крот долго смотрел на неторопливого зверя и робко спросил:
- Ты чего крадешься?
- Тсс... - прошипел медведь, почти не оставляющий следов - я ниндзя.
Все подождали пока туша скроется в других кустах и начали дружно смеяться.
- Тяжелый аргумент... – смахнул слезу Шмель – и повернулся к Летучему Мышу, но тот уже куда то исчез.
- Нда... – расстроился Миямото – они, по ходу, из одного клана?
- Расслабьтесь – махнул лапкой Крот – они под описание не подходят...
- И правда! – согласился таракан - Вот помню однажды, в порту Минато, был жуткий голод...
- Ну как можно любоваться цветущей сакурой, если все время смотреть на её корни?! – возмутился Хомяк.
- Тот, кто много говорит, - зевнул Крот – часто терпит неудачу, поэтому лучше соблюдать меру.
- Hummeln… - поклонились шмели.
- Прошу прощения – поклонился Миямото и посмотрел на тараканов.
Тараканы спохватились и тоже поклонились.
- Тебя Хома это тоже касается... – проворчал Крот.
- Не дождешься! – фыркнул Хомяк – Пасть порву... Геракл.
- Как представлю себе эту овцу – давился хохотом Крот – да ещё и волчьей шкуре, так мурашки по шкуре табунами бегают.
- А что тебя так пугает? – поинтересовался Хомяк – Сумерки овец?
- Рык... – прошептал Крот – это зловещее овечье рычание наталкивает меня на мысль, о жестокости этой жизни.
В чаще что-то хрустнуло и зря. Шмели и тараканы объявили план-перехват.
- Стоять! – Заорал Миямото и зыркнул на нарушителя - Ты кто, овца?!
- Моль я... – раздался сдавленный хрип.
Последний лучик солнца был брошен на землю и сверчки принялись смеяться.
- Ханурики! – возмутился Крот, размахивая фотографией - Вы инструкцию читали?!
С дерева осыпались цветочные лепестки. Хомяк прослезился и молвил:
- Моя вера в то, что каждый может привнести в эту реальность что-то важное, приносит свои скромные плоды.

 

Нравится