Волна

- Сий момент… - засмеялся Хомяк и, выскочив на балкон, ответил на звонок.
   За балконом шел тихий дождь. Ночное небо осветилось вспышкой немой молнии. Хомяк поежился и щелкнул зубами.
- Мыши-мыши…
- Это Кор. – обрезала трубка.
- Я понял, читать умею.
- Выходи на скамейку, потолковать надо.
- Разборка? – Хомяк прищурился и хрустнул шеей.
- Нет. Весь мир кажется бесцветным.
- Ну, тогда подожди до утра. Я с бабой.
- Время?
- В пять.
- На скамейке. – подытожил Крот и повесил трубку.
   
   Хомяк открыл глаза и посмотрел на часы висевшие над кроватью. «4:45». Внутренние часы его не обманули. Он тихо выскользнул из-под одеяла, оделся по-военному, и на цыпочках припустил к двери.
- Часы не забудь. – раздался строгий голос в спину.
- Дорогая, влюбленные часов не носят. – замерший жаворонок расплылся в улыбке.
- Допрыгаешься у меня. – фыркнула Лиса – я тебя съем.
- Не сегодня, дорогая, - игриво скрипнула дверь - не сегодня…

   С дерева упал лист и Хомяк поскользнулся, но, вовремя поймав равновесие, не упал.
На скамейке, словно седой, весь покрытый инеем сидел Крот. Под скамейкой в заиндевевшей луже отражалась «…молбо». В зубах давно потухший и промокший бычок. В одной лапе пачка морковных, в другой сковородка. Сковородка была заполнена льдом и местами угадывалась, словно доисторическое чудовище в вечной мерзлоте, вмерзшая яичница. Глаза Крота были открыты и взирали немигающим взором на наступившее утро.
   Хомяк подошел и помахал перед немигающими глазами лапкой. Крот пару раз моргнул, выплюнул бычок и, скомкав пачку, ударил Хомяка по морде кулаком.
- Совсем опух, мажор? – Крот вспомнил про сковородку и замахнулся.
   От резкого взмаха лед, в причудливой форме усеченного конуса, вылетел из сковородки и разбил стоящий неподалеку фонарь. Дремавший в это время на фонаре воробей, упал на спину, потом на землю и, яростно вскочив, принялся клевать незваную яичницу.
- А Хом, это ты… - взгляд приобрел более осмысленный оттенок.
   Хомяк, отбежавший на пару метров, шмыгнул носом.
- И тебе доброе утро. – Вновь приблизился Хомяк и пожал лапу – Смотрел я на тебя и терзался в догадках «ты ли это в своем репертуаре или это птица Феникс в собственном пепле». Что, со вчерашнего дня здесь торчишь?
- А что, уже утро? – Крот рассеяно посмотрел по сторонам. – Вот блин… Позвонил тебе и думаю «дай покурю». Закурил и тут ты подходишь. Пять часов как небывало.
- Ты же не куришь. – Хомяк достал платок и вытер кровь, бьющую из носа.
- Стрельнул одну, а мне, прикинь, и пачку дали, и зажигалку подарили. «Зиро»…
   Крот вытащил из кармана блестящую зажигалку, повертел перед носом, зажег и, поставив на землю, принялся греть об нее лапу.
- Добрые звери, в наше время это редкость. – Согласился Хомяк – А… на фига тебе это холодное оружие?
   Крот посмотрел на сковородку, примерзшую к левой лапе, и снова пару раз моргнул.        
- Дома газ забыл выключить. Вспомнил, вернулся, выключил, а сковородку забыл на место поставить.
- Логично. – пожал плечами Хомяк и прикурил морковную. – Ну… - колечко дыма взлетело к небу – …колись. Что стряслось? Я тебя ещё никогда таким веселым не видел.
- Развод и девичья фамилия.
 Хомяк поперхнулся дымом, выпучил покрасневшие глаза и принялся кашлять.
- Похлопать? – спросил участливо Крот.
 Хомяк с ужасом посмотрел на сковородку и отрицательно замахал лапкой.
- Ты же развелся и ещё не женился… - сквозь кашель прохрипел Хомяк.  
- А я экстерном. - Развел лапами Крот и редкий недовольный марафонец еле увернулся от сковородки.
- Причина?
- Куча. Все началось со смотрин в обществе слепых…
- Это можешь пропустить. Я в курсе.
- А про оригами я тебе рассказывал?
- Уже интересно.
- Сделал я как-то ей орла. А она его пощупала и говорит, что он больше на дятла смахивает.
- Какой кошмар…
- Такие нынче нравы. – Кивнул Крот.
- Коле не говори. Обидится. Заклюет.
- Да, вряд ли ему это придется по душе.
   Хомяк, посмеиваясь, вытер нос, убрал красный платок в карман и поежился.
- Нда… пора строить лодку. Слушай, давай в теплые края. Что-то здесь больно зябко…
- Полетели - кивнул Крот.
   Воробей, клюющий завтрак и вчерашний ужин, ощетинился и зарычал на прохожих.
- Как-то всю неделю мотался, готовился к свиданию, звонил ей, стрелку забивал… а в самый ответственный момент она мне и говорит, что пойдет в театр с подругой.
- В театр? Странно. Может в оперу?
- И я так подумал, но не переспросил. Просто не хотел травмировать…
- В смысле?
- Ну, у нас, кротов, непринято намекать на слепоту и некоторые вещи называть своими именами.
- Вас, Кротов, без пол литры не поймешь. – согласился Хомяк.

- А чего мы туда премся?
   Крот с непониманием посмотрел на Хомяка, уверенно взявшего курс на погребок «В гостях у Белки».
- За гребнем волны.
   На заборе сидела томно кошка, ухитряясь одновременно держаться, строить глазки и делать маникюр.  
- Видал? Эта краля тебе подмигнула. – Хомяк хохотнул и пихнул в бок друга.
- Она всем подмигивает. - Крот её знал – Грешно смеяться над больными зверьми. У нее это диагноз. Забыл, как же он назывался? Nervniy Tik, кажется.
- Пардон мадам. – Хомяк отпустил кошке реверанс - Веселье не уместно. Наше вам с кисточкой.
- А потом… - вновь вспомнил что-то, всхлипнув, Крот.
- Да что ты ноешь? – Хомяк опять достал платок и вытер нос - Надоел ты мне уже с этими соплями.
   Крот замолчал, но ненадолго.  
- Если ты бухать, то я пас. – Покачал головой Крот - Утро на носу и я не алкаш.
- А тебя никто не спрашивает и за тебя никто не отвечает. И вообще… - Хомяк остановился, разозлился и громко стукнул себя кулаком в грудь – За дело и другую щеку подставлю. Если ты оступаешься и падаешь, я подаю тебе лапу. Если ты сбиваешься с пути, я прихожу на помощь. Правда, немного поздно, но прихожу. Когда я пытаюсь что-то для тебя сделать, ты, реципиент, хотя бы иногда перестань сомневаться в моих поступках, а то получается некрасиво, нечестно и ставит нашу дружбу под сомнение. А дружба под сомнением скорее ложь, чем правда, что практически всегда чревато сделать обоих посмешищами. Я не против быть иногда клоуном, но против ты и я это знаю.
   Крот молча все выслушал и досадно пнул забор. Одно звено вылетело. Кошка еле удержалась, но все же истошно завопила.
- Ну, дружище, виноват. – Крот грустно кивнул Хомяку.
- Пошел ты. – Кивнул Хомяк.

   Они зашли в теплое помещение. Большая часть более ранних «старых» посетителей посмотрела на более «поздних» новых.
- Эй! Ты что, на меня смотришь?! – Крот заорал на ближайшего крота.
Ближайшие кроты встали по стойке «смирно». Большая часть более ранних «старых» посетителей в страхе отвернулась в другую сторону, а меньшая часть с любопытством повернулась на крик.
- Ла Фениче он-лайн. Вольно. – кивнул Хомяк и ближайшие кроты внешне расслабились, но мысленно напряглись.
   - Не все кроты такие зрячие как ты. - Хомяк укоризненно отобрал у Крота сковородку и целеустремленно направился к быстро опустевшему прилавку.
- Чем могу быть вреден? – Бобер за стойкой настороженно приподнял бровь.
- Не бей его, он не при делах… - прошептал подскочивший Крот.
   Хомяк положил сковородку на прилавок.
- Вам что, товарищи, яиц? – Бобер безразлично зевнул – Сырых, поджарить или завернуть?
- Бартер. Я тебе сковородку, а ты мне расческу.
   Бобер провел пальцем по жирному дну и на мгновение поморщился. Под бормотание «я знаю одно средство…» сковородка мгновенно исчезла, расческа появилась, а Бобер уже протирал лапы влажной антисептической салфеткой с запахом тутовника.
- Сдачи? – Бобер поднял другую бровь.
- С дачи, с дачи… - отмахнулся Хомяк.
- Ты только что сдал мою сковородку. – Крот уставился на Бобра.
   Бобер сделал вид, что он глухой, а Крот слепой. Хомяк взял покупку, торжественно поклонился Кроту и протянул покупку двумя лапками.
- Сейчас я даю тебе ключ от двери к чуду. Не наше это дело по улицам со сковородками мотаться, а эта волшебная вещица изменит всю твою жизнь. Кто сказал, что жениться надо на кротихе? Приведем тебя в более презентабельный вид и пусть за твоей спиной вырастет лес, который ты прошел и не заблудился.
- Зачем… – пробормотал Крот и вдруг улыбнулся. – Прикольно. Она зеленая.
- Добро пожаловать на борт!
   Бобер ничего не понял, но все же решил подстраховаться и поднял цену на расчески.
- И мне зеленую. – немного опоздав, спохватился другой крот.
- И мне одну…
   Кто-то поправил прическу, кто-то украдкой почесался. И тут всем вдруг захотелось причесаться. Все уже забыли с чего все началось и теперь азартно толкались в очереди за расческами. И только стоявшие в углу, чеша затылки, шептались «Таки зачем кроту расческа?»  
 

Нравится